15 марта 2016 года Россия впервые собрала гостей на IFNCIS&RussiaForum 2016, мероприятие, которое ежегодно проводится в двух десятках стран мира и считается площадкой, где определяются ключевые тренды индустрии исламских (партнерских) финансов.

Конференции и форумы под брендом IFN проходят не только в странах – флагманах исламских финансов (Малайзии, ОАЭ, Бахрейне, Катаре, Саудовской Аравии, Иране), но и в европейских странах (Люксембурге, Великобритании) и государствах СНГ (Казахстане, Киргизии), в которых также активно развивается модель исламских финансов. IFN Forum собирает ведущих экспертов, ученых, профессионалов отрасли, которые обсуждают и вырабатывают решения по наиболее актуальным вопросам сегмента исламских финансов в банковской, страховой системе и на фондовых рынках. Форумы подобного формата проводятся с 2006 года.

Со-организаторами IFN CIS & Russia 2016 стали: ведущая международная компания по организации мероприятий в области исламской финансовой индустрии – REDmoneyEvents (подразделение REDmoney) и Фонд развития исламского бизнеса и финансов (IBFD Fund), являющийся «центром компетенции исламского бизнеса и финансов» в России (г. Казань). В форуме участвовали представители крупнейших иностранных финансовых организаций: группа компаний Исламского банка развития (Саудовская Аравия), банк Emirates NBD (ОАЭ), Al-Hilal Bank (представители из ОАЭ и Казахстана), ведущих консалтинговых компаний EY, KPMG, Norton Rose Fulbright, White&Case, международное рейтинговое агентство Moody’s Investors Service, представители Киргизской фондовой биржи, Национального банка республики Бангладеш и Центрального банка Исламской Республики Иран, центральных банков стран СНГ, а также послы иностранных государств.

С российской стороны в мероприятии приняли участие Советник Президента Российской Федерации по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев, Заместитель Председателя Комитета по финансовому рынку Государственной Думы Дмитрий Савельев, представители Внешэкономбанка, частных и государственных финансовых банков, компаний. Всего на форуме присутствовали около 300 иностранных и российских участников .

В рамках мероприятия были проведены два круглых стола и несколько ключевых презентаций.

Среди обсуждаемых тем и докладов форума:

1) Формирование благоприятной законодательной, налоговой, инфраструктурной среды для планомерного устойчивого становления отрасли исламских финансов как одного из инструментов развития экономики стран – участниц Евроазиатского экономического Союза.

2) Роль исламских финансовых институтов в форме банков или банковских «окон» в мобилизации иностранных инвестиций в том числе путем выпуска сукук

3) Возможности использования исламских финансовых инструментов для обеспечения денежными ресурсами приоритетные отрасли России и государствах СНГ, в т.ч. для предприятий малого и среднего бизнеса.

4) Перспективы выпуска сукук в СНГ и России: возможности, проблемы, пути преодоления.

5) Уроки Казахстана и Киргизии при формировании двухзвенной банковской системы – стоит ли России проходить стадию «исламских банковских окон».

В рамках данной статьи считаю нецелесообразным приводить и комментировать слова всех выступающих, поскольку ряд выступлений носил больше информационный характер и был посвящен в целом развитию отрасли исламских финансов в странах СНГ и России. Отмечу лишь моменты отдельных выступлений, с моей точки зрения, важные для освещения.

Прежде всего, хочется отметить краткий доклад Советника Президента АРБ Элмана Мехтиева, в котором он затронул вопросы мифологизации исламских финансов (см. рис.1). Первый миф – это, когда журналисты и эксперты называют исламские финансы «этическими финансами». Г-н Мехтиев полагает, что это неверно, поскольку тогда все остальные финансы будут считаться неэтическими. Частично можно согласиться с уважаемым Эльманом, но я совершенно уверен, что исламские финансы могут называться этическими и являются таковыми по своим базовым принципам, что нельзя сказать о ссудно-ростовщических финансах, в которых присутствует лишь этика ростовщика, неприемлемая для представителей трех из четырех основных мировых религий. Согласен, что существуют и другие финансовые модели, кроме исламских и традиционных финансов, например, «зеленые или экологические финансы», но представлены они пока весьма ограниченно.

Второй миф – это то, что «исламские финансы – только для мусульман». Такой миф существует только в тех странах, где исламские финансы находятся еще только на первой стадии развития и предпринимательское сообщество, а также население еще недостаточно осведомлены о сути исламских финансов. Такого уже не наблюдается в странах-флагманах исламских финансов, например, в Малайзии более половины клиентов исламских финансов — это этнические китайцы – немусульмане. Для того, чтобы граждане России имели правильное представление об основах исламских финансов, тематика исламских финансов должна быть включена в программы по улучшению финансовой грамотности населения России. Таким образом, мы вскоре сможем формировать клиентскую базу исламских финансов из информированных граждан как из числа мусульман, так и приверженцев иных конфессий, сознательно сделавших свой выбор в пользу той или иной финансовой модели.

Можно добавить еще пару мифов, не названных Э. Мехтиевым, но, тем не менее, существующих. Отдельных граждан дезориентирует название «исламский» в финансах. Они считают, что исламские финансовые институты — религиозные компании, распоряжающиеся средствами исламской общины (уммы). Это неверно, исламские финансовые институты – коммерческие бизнес-учреждения, предоставляющие услуги в области финансов, соответствующие канонам шариата. Кроме того, некоторые люди полагают, что запрет ссудных процентов в исламских финансах означает отсутствие всякой прибыли в обмен на предоставление финансирования, а часть людей вообще думают, что исламские финансы — это что-то похожее на благотворительность, то есть кредит по-исламски — это грант, который не надо возвращать. Безусловно, это не так. Исламские финансы – это коммерческая финансовая деятельность, но с определенными ограничениями, соответствующими шариатским требованиям. Финансирование предоставляется на возвратной основе, и клиент должен вернуть предоставленные средства с оговоренной надбавкой (мурабаха) или разделить с банком в оговоренной пропорции прибыль, сгенерированную проектом, на реализацию которого привлекались средства клиентом (принцип партнерства или совместного предприятия). В последнем случае исламский банк разделяет с заемщиком все риски (см. рис.1).

мифы исламских финансов

Рис.1 Мифы, существующие вокруг исламских финансов

Источник: составлено автором

Еще один проблемный вопрос, поднятый Э. Мехтиевым – это вопрос гарантирования вкладов для исламских депозиторов. Инвестиционные счета и договоры, согласно которым вкладчик отказывается от права на гарантированный возврат его вклада, существующий по российскому законодательству, может быть признан ничтожным, поэтому, считает представитель АРБ, следует подумать о создании механизма гарантирования депозитов и исламских вкладчиков. Полагаю, что вопрос поднят правильно, безусловно, неравные права граждан неприемлемы, и стоит привлечь шариатских ученых и экспертов регулятора и банковского сообщества для поиска решения. Так, в ФД «Амаль» был создан целевой страховой фонд, из которого в случае убытков проектов компенсируются депозиты инвесторов.

Выступающий предложил обсудить вариант разделения сфер деятельности исламских и традиционных банков, в качестве примера приводя закон Гласса — Стиголла 1933 г., разделивший коммерческие и инвестиционные банки в США. В дополнение хочу отметить, что данный закон впервые в США ввел обязательное страхование банковских вкладов, поэтому считаю идею Э. Мехтиева разумной и предлагаю взять ее за основу для обсуждения в экспертной среде.

Вице-Президент Ассоциации региональных банков (Ассоциация «Россия») Алина Ветрова поддержала в целом темпы развития модели исламского банкинга в России, особенно в последние годы. При этом, она не считает, что исламские банки резко составят конкуренцию традиционным банкам, полагая, что они вначале смогут занять не используемые или недостаточно используемые «ниши», в частности – микрофинансирование и проектное финансирование.

А. Ветрова считает, что исламским финансам надо завоевать доверие клиентов, а основа доверия – знания. Ассоциация «Россия» в 2014 г. совместно с НАФИ проводила исследование российского рынка, во время которого стало понятно, что население почти не обладает информацией об исламских финансах, да и в традиционных финансах мало кто хорошо разбирается. Поэтому так важно проводить работу по информированию граждан нашей страны, используя возможности самих банков, а также привлекая средства массовой информации, в т. ч. специализированные издания при самих банковских ассоциациях.

Стоит отметить также выступление одного из директоров «Аль-Хиляль» Банка из Казахстана Айдына Таирова, который ознакомил присутствующих со становлением исламских финансов в Республике. Закон, давший «зеленый свет» развитию исламских финансов, действует в Казахстане с весны 2009 года, но пока на национальном рынке республики действует только один исламский банк — «Аль Хиляль». Кроме того, банк работает только с корпоративным сектором и в основном с предприятиями, имеющими государственный капитал. Розничный исламский банкинг пока не представлен в Казахстане. Несмотря на достаточно скромные результаты за 7 лет, Казахстан в области исламских финансов продвинулся значительно дальше России. На территории республики действуют такафул-компании, компании исламского лизинга (Иджара). Есть микрофинансовые компании, работающие с малыми предпринимателями.

Появление розничного исламского банка в республике Казахстан ожидается в ближайшее время. Так, заканчивается процесс перехода от традиционного к исламскому банка Заман. По словам его руководителя Елены Гупало, в ближайший год конвертирование в исламский банк должно завершиться, а Заман банк намерен охватить именно розничный сектор (население, малый и средний бизнес). Во время своего выступления Елена поддержала решение России начать реализацию пилотного проекта в Республике Татарстан, но сказала, что опыт других стран – Бахрейна, Пакистана показывает, что определять в качестве пилотного надо не регион, а именно банк. За 1-2 года работы «экспериментального» банка будут выявлены все недоработки и недочеты, а также апробированы все имеющиеся исламские банковские продукты, станет понятна востребованность и приоритетность той или иной исламской финансовой договорной модели.

Кроме того, Е. Гупало посоветовала Минфину России осуществить эмиссию сукук, что определит бенчмарк (ценовой ориентир) для уже частных российских эмитентов. С ее точки зрения, сукук очень востребованы инвесторами, поскольку в настоящее время у консервативного исламского инвестора не так много объектов для инвестиций, поэтому любые эмиссии сукук надежного эмитента будут пользоваться повышенным спросом. Отвечая на вопрос, почему так много времени у Заман банка занимает процесс перехода на исламский банкинг в республике, где исламские финансы имеют персональную поддержку Президента Казахстана, она ответила, что иногда представители регулятора не полностью разбираются в нюансах исламских финансов и в связи с этим посоветовала не только заниматься улучшением финансовой грамотности населения и повышением квалификации сотрудников банков, но и сотрудников регулирующих органов. Оценив чувство юмора нашей коллеги из Казахстана, начинаешь понимать, насколько верно ее высказывание, особенно для стран, где исламские финансы находятся в начале долгого пути развития. Отрадно, что это понимают в Центральном банке Российской Федерации, включившего в дорожную карту развития партнерского банкинга на территории России на 2016-2017 гг., разработанную межведомственной Рабочей группой по партнерскому банкингу Банка России, несколько пунктов, посвященных обучению сотрудников регулирующих органов.

Алексей Кузнецов из консалтинговой компании EY в своем выступлении отметил три важных аспекта.

Во-первых, исламские финансы нужно будет развивать, если Россия не откажется от планов сделать Москву Международным финансовым центром. В одной из дорожных карт по изменению российского законодательства в связи с организацией Международного финансового центра, подготовленных соответствующей рабочей группой, было включено положение о том, что будут разработаны механизмы рассмотрения фискальными органами сделок, исходя из их экономической сути, что является первым шагом создания приемлемых налоговых условия для исламских финансовых институтов.

Во-вторых, намечено проведение постепенного выравнивания российских правил налогообложения с европейскими нормами. Это обстоятельство также косвенно способствует развитию исламских финансов в нашей стране, поскольку в большинстве европейских стран соответствующее законодательство уже принято.

В-третьих, в прошлом Послании Федеральному собранию Президент РФ В.В. Путин попросил уделить особое внимание развитию альтернативных и новых видов ценных бумаг. В рамках поставленной задачи можно рекомендовать сосредоточиться на подготовке первой эмиссии сукук Министерством финансов России. В настоящее время частному российскому эмитенту выпуск сукук представляется пока излишне тяжелой ношей (в финансовом плане), поскольку первый выход на исламский финансовый фондовый рынок сукук по стоимости сопоставим с организацией и проведением IPO и рекомендованный общий объем привлечения должен быть не меньше 300 млн долл. Такие условия не подходят пока российским частным эмитентам. Этот вопрос будет неоднократно обсуждаться, пока понимания со стороны Министерства финансов или Центрального банка Российской Федерации не наблюдается.

Между двумя круглыми столами было несколько презентаций. Во время одной из них выступил Советник Президента России, академик РАН Сергей Глазьев. Он представил свое видение текущей экономической ситуации в России и предложил программу ее улучшения. По его мнению, капитализм в начале XXI века находится на пороге смены своего уклада. И финансовая турбулентность, «вакханалия» спекулятивных капиталов, сменяющие друг друга кризисы, обрушение национальных и региональных рынков – все это принципы распада капиталистической модели, считает Советник Президента. Среди остальных внешних угроз можно назвать усиление политической нестабильности, поддерживаемой США, пытающихся любыми средствами удержать свое господство, отказываясь понимать, что мир стал многополярным, а также резкая эмиссия резервных валют, предпринятая эмиссионными банками. Объемы резервных валют выросли с 2008 года в разы, долларов США – в 3 раза, евро и йен – в более, чем в 2,5 раза. И с помощью эмиссии создан гигантский денежный «навес» в 2 трлн долл США над мировой экономикой, готовый подобно снежной лавине обрушить национальные рынки любого государства.

При этом, по его мнению, исламские финансы идеально вписываются в новый мирохозяйственный уклад, который должен прийти на смену существующей в настоящий момент капиталистической модели. Питирим Сорокин называл этот уклад «интегральным». Основные черты этого уклада: сочетание рыночной самореализации, предпринимательства, долгосрочного государственного планирования и распределения ресурсов, исходя из общественных интересов. Поэтому востребованность исламских финансов,имеющих в своей основе принципы, базирующиеся на справедливых конфессиональных канонах, в странах СНГ, особенно в Российской Федерации, будет расти.

Другим выступающим с презентацией стал представитель малазийско-российского консорциума Unirazak – IBFM. Директор по проектам университета Unirazak (Малайзия) Баржойаи Бардаи (Barjoyai Bardai) представил присутствующим технико-экономическое обоснование реализации пилотного проекта в Республике Татарстан по созданию исламского банка, вернее исламского окна (филиала). Можно высоко оценить проделанную консорциумом работу по маркетинговому исследованию финансового рынка и потенциальной клиентской базы исламских банков Республики Татарстан, проведенному различными методами, а также поблагодарить правительство Малайзии, предоставившего грант на проведение данного исследования. С результатами ТЭО можно ознакомится на сайте фонда IBFD .

Еще однe презентацию, посвященную исследованию того, как менялась информационная среда исламских финансов в российском сегменте Интернета, представил главный редактор бизнес-журнала BIGRUSSIA (Business Investment Guide to Russia) Наиль Гафутулин. Объектом совместного с Центром защиты вкладчиков и инвесторов анализа стало изменение интереса к данной проблематике, подсчитаны количество информационных и аналитических статей, частота использования терминологии, цитат и рерайтов, запросов в поисковых системах. Вывод – взрывной рост актуальности и востребованности темы исламских финансов, подтверждаемая цифрами. За 10 лет (2005 – 2015 гг) количество публикаций выросло почти в 360 раз (с 6 до 2153). Особенно бурный рост наблюдался в последние два года (почти 700%).

Начальник управления альтернативного финансирования Внешэкономбанка Евгения Винокурова сообщила, что Внешэкономбанк – как специальное государственное агентство и его компании (Российский фонд прямых инвестиций и Российский экспортный центр) заинтересованы в развитии исламских финансов. Понимая востребованность и перспективность исламских финансов, внутри структур Внешэкономбанка была создана рабочая группа по альтернативным финансам. Одним из проектов, рассматриваемых данной группой, стал проект выпуска сукук. Были проведены предварительные переговоры с государственными структурами, юридическими и налоговыми консультантами, потенциальными инвесторами и принято решение притормозить развитие данного проекта, поскольку, к сожалению, существует достаточное количество нерешенных вопросов в области отечественного законодательства, налогообложения, что ограничивает привлекательность российских сукук для исламских инвесторов. В итоге, ВЭБ просчитывает иные инструменты фондирования долгосрочных проектов, наиболее возможный вариант – сырьевая мурабаха.

Руководитель группы по структурированию проектов Евроазиатского банка развития Александр Казаков напомнил, что первая конференция по исламским финансам в Москве была проведена Газпромбанком и Московской международной биржей 23 апреля 2008 года. В ней впервые обсуждались практические аспекты выпуска сертификатов долевого участия сукук в России. Технически этот вопрос уже проработан и представляет собой секьюритизацию, описанную в Федеральном законе РФ «О секьюритизации». Эмитенту надо определить формат сделки – будет она трансграничная или внутри РФ. Есть опыт использования сервисной посреднической компании (СПК), наличие которой позволит привести сделку по выпуску сукук в соответствие шариату. Остаются, конечно, вопросы, связанные с дополнительными налогами и неоднократной оплатой НДС, но и это может быть решено или снятием законодательных преград или выводом сделки из российской юрисдикции. А. Казаков считает, что рынок готов. Готовы ли инвесторы? При этом нам, прежде всего, стоит рассчитывать на российских инвесторов и приобретателей из СНГ. Иностранные инвесторы пока будут осторожны, учитывая отсутствие в России специальной законодательной базы и недостаточные правовые гарантии иностранным инвесторам. Это подтверждается словами Председателя совета директоров Киргизской фондовой биржи Абдуталипа Султанова, который уже пытался проводить предварительный roadshow с потенциальными иностранными инвесторами. И одной из проблем, которая снижает привлекательность сукук эмитентов из Киргизии для зарубежных исламских инвесторов, является отсутствие специального закона. Отметим, что в этой стране все же существует положение о сукук, где определены 5 видов сукук, но в форме правительственного постановления. Описывая успехи Киргизии – второго государства СНГ, в котором в 2011 было принят закон об исламских финансах, А. Султанов сообщил, что пока в республике существует лишь один исламский банк — Экобанк, но в отличии от Казахстана он уже работает с розничным сектором и показывает определенные положительные результаты. Так, средняя доходность по исламским депозитам в банке составила в 2015 году 9%, что на несколько процентов выше традиционных аналогов. Общий объем исламских депозитов в Экобанке составил 60 млн долл США в местной валюте. Киргизия, являясь участницей Исламского банка развития, имеет возможность привлекать ресурсы этой международной финансовой организации, используя исламские финансовые инструменты. Одним из последних совместных проектов стало финансирование по постройки ТЭЦ в Каранчи на 2,5 млрд. долл. США, что позволит решить проблему с недостатком электроэнергии зимой. Летом достаточный для республики объем электроэнергии вырабатывается ГЭС, построенными еще во времена СССР. ТЭЦ в Каранчи находится на пересечении высоковольтных линий электропередач, соединяющих южную и центральную Азию, поэтому будет удачно внедрена в общую систему электроснабжения азиатского континента. Между тем, в Киргизии совершенствуется законодательство. Подготовлены и находятся на рассмотрения парламента Киргизии законопроект об исламских ценных бумагах – сукук и проект закона об исламском такафул страховании.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here