Исламская финансовая система, предлагающая совместимые с нормами шариата продукты и распространенная на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, переживает сейчас период серьезного роста.

Исламские банки предлагают услуги и продукты, соответствующие ряду правил, согласно которым взимать проценты недопустимо, а все сделки должны отвечать законам шариата. Беспроцентные продукты включают в себя сукук (исламские облигации), мушараку (совместное владение банком и клиентом каким-либо активом) и мурабаху (операцию, при которой банк покупает какой-либо актив для клиента, а тот оплачивает его основную цену с оговоренной надбавкой).

Несмотря на то, что принципы исламской банковской системы уходят корнями в основные доктрины ислама с более чем 1000-летней историей, на практике идеи отвечающих шариату банковских услуг впервые были реализованы в 1930-е годы в Индии. Мусульмане, составлявшие большой процент населения страны, опасались социальной изоляции со стороны британцев и индусов, а также рисковали остаться без своих земель. Призывы индийских мусульманских теологов вернуться к истинному исламу привели к созданию того, что позже стало известно как исламская финансовая система.

Первый экспериментальный банк, следующий законам шариата и не берущий процентов по займам, открылся в конце 1950-х гг. в независимом Пакистане. Однако первый исламский банк, сумевший доказать свою жизнеспособность, начал работу в 1963 году в Египте. Учреждение, целью которого было привлечь неимущих египтян, не доверявших государственным банкам, открыло девять отделений в Египте, но в 1968 году было закрыто, так как правительство Насера заподозрило его в связях с исламским фундаментализмом.

Исламские банки в их современном понимании появились на Ближнем Востоке благодаря нефтяному буму 1970-х годов. Нефтяные магнаты, в особенности в странах Персидского залива, искали способы значительного расширения деловых операций; при этом некоторые из них не доверяли западным банкам, операции которых, основанные на взимании процентов, противоречили законам шариата.

К 2013 году объем исламского банкинга в Катаре, Индонезии, Саудовской Аравии, Малайзии, ОАЭ и Турции (так называемой зоне QISMUT, на которую приходится 80% этого рынка) достиг 625 млрд долл. Годом позже общая стоимость исламских активов в этих странах достигла 750 млрд долл.

При сохранении среднегодового прироста в 19% к 2019 году объем исламского финансового рынка в зоне QISMUT может достигнуть 1,8 трлн долл. Рост спроса на исламские финансовые продукты, возможности для расширения бизнеса, успешный опыт исламских банков, рост доверия к подобным услугам и экономический рост в регионе — вот возможные объяснения уверенного роста исламских активов в мире.

В настоящее время основным рынком для исламского банкинга считается Саудовская Аравия благодаря большому спросу со стороны корпоративных и частных клиентов. На эту страну приходится более трети исламских финансовых активов, то есть приблизительно 290 млрд долл. К 2019 году стоимость исламских активов в королевстве может достигнуть 683 млрд долл.

На сегодняшний день в мире насчитывается более 400 исламских финансовых учреждений в 58 странах, причем они расположены не только в мусульманских государствах Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Идея исламской финансовой системы не противоречит банковским законам тех стран, которые исторически не исповедовали ислам; на самом деле 5% всех исламских активов сегодня находятся в немусульманских странах.

После финансового кризиса 2008 года возросла значимость исламского банкинга как альтернативной финансовой зоны. Несколько немусульманских стран изменили свои законы, чтобы разрешить финансовую деятельность по законам шариата и дать «зеленый свет» исламскому банкингу. К таким странам относятся Великобритания, Гонконг, Люксембург и ЮАР, в то время как Япония и США рассматривают возможность разрешить такой вид банковских услуг. Например, в Великобритании наблюдается не только создание отделений ряда исламских банков: некоторые британские банки, такие как Citi и Barclays, открыли так называемые «исламские окна».

Некоторые исламские экономисты возражают, что, хотя исламские финансовые транзакции предполагают план выплат и определенную надбавку, технически они неотличимы от традиционных операций на процентной основе. Для стороннего наблюдателя отвечающие нормам шариата операции выглядят так же, как обычные коммерческие банковские услуги. Тем не менее значимость подобных транзакций для мусульман обусловлена тем фактом, что каждую из них должна одобрить коллегия мусульманских теологов. Такая практика носит название «финансовой фетвы» и включает в себя заключение компетентного исламского теолога о том, соответствует ли определенный продукт законам шариата. Как правило, банки организуют собственные коллегии теологов, оценивающие предлагаемые клиентам продукты либо обращающиеся за фетвами к сторонним исламоведам.

Исламская финансовая система выглядит привлекательной для мусульман и не только для них во время кризисов, поскольку ее основополагающий принцип — вложение денег в осязаемые, материальные продукты, а не в финансовые инструменты, основанные на спекуляциях. Исламские банки терпимо относятся к клиентам, имеющим просроченные платежи, и, как правило, не накладывают финансовых штрафов, поскольку это считается незаконным по нормам шариата.

Жизнеспособность исламской финансовой системы в немусульманских странах была успешно доказана в 2014 году, когда Великобритания выпустила первые исламские облигации номинальной стоимостью 200 млн фунтов стерлингов и привлекла по ним 2,3 млрд фунтов стерлингов — в десять раз больше размещенного объема. В том же году Гонконг выпустил сукук на 1 млрд долл. и привлек 4,7 млрд долл., причем две трети денег поступили из немусульманских источников.

Перспективы исламского банкинга в России

Идея внедрить в России исламский банкинг впервые возникла во время финансового кризиса 2008 года, когда столкнувшиеся с дефицитом ликвидности банки начали искать альтернативные источники финансирования. Первым российским банком, задумавшимся о выпуске сукука, стал ВТБ. Он планировал выпустить сукук на 200 млн долларов в 2009 году совместно с Кувейтским финансовым домом, но сделка сорвалась из-за сложности регулирующих норм. Первым российским банком, сумевшим привлечь средства через исламский банкинг, стал татарстанский «Ак Барс»: в 2011 году он привлек 60 млн долларов, а в 2014 году — 100 млн долларов через ближневосточных инвесторов. Помимо этого, в башкирском отделении нижегородского «Эллипс-банка» открылось «исламское окно».

Российские банки вновь вернулись к идее узаконить исламский банкинг в России после введения Западом санкций против Москвы, отсекших крупные российские компании от западных кредитов. В августе 2014 года Ассоциация российских банков предложила принять федеральный закон об исламском банкинге, который регулировал бы деятельность иностранных кредитных организаций в России. Было также предложено организовать в структуре Центробанка России комитет, который регулировал бы деятельность исламских банковских учреждений в России и их соответствие законам шариата.

Эксперты предполагают, что через пять лет после его легализации исламский банкинг может составить до 5% общего финансового рынка России. На сегодня о намерении открыть отделения в России заявили несколько исламских банков. Среди них — Al Baraka (Бахрейн), Al Shamal (Судан), Al Hilal (ОАЭ), а также ведущие банки Малайзии.

Препятствием для развития исламской финансовой системы в России является отсутствие необходимой законодательной структуры. Например, в российских законах отсутствуют термины «исламское финансовое учреждение» или «банк, действующий в соответствии с принципами шариата», а также ряд других терминов, относящихся к такому типу банкинга.

В апреле 2015 года на конференции Kazan Sukuk Conference был сформирован российско-малайзийский консорциум, который должен подготовить анализ экономической целесообразности исламского банкинга в России. В него входят представители государственной малайзийской корпорации MATRADE, центробанка Малайзии и университета Униразак. Предполагается, что анализ будет завершен и вынесен на рассмотрение Государственной Думы РФ осенью 2015 года. Консорциум надеется, что к июню 2016 года Дума сможет внести в законы поправки, открывающие исламскому банкингу дверь в Россию.

Сегодня российско-малайзийский консорциум пользуется поддержкой среди высокопоставленных российских чиновников. Советник президента В. Путина Сергей Глазьев недавно решительно высказался в поддержку исламской финансовой системы, заявив, что Россия запустит пилотную программу исламского банкинга в Татарстане. Неожиданным союзником исламской банковской индустрии выступила Русская православная церковь, высказав слова поддержки альтернативным финансовым системам в России и заявив, что она работает с российским парламентом над разработкой беспроцентной финансовой системы.

Уроки успешного опыта Казахстана

С точки зрения развития альтернативных финансовых систем ведущей страной на постсоветском пространстве является Казахстан. Его пример демонстрирует, как внедрение исламской финансовой системы может привлечь в страну целую группу новых инвесторов. В 2009 году, когда в стране был принят закон, разрешающий деятельность исламских банков, первым учреждением, открывшим представительство в Казахстане, стал эмиратский Al Hilal.

Сейчас на исламские организации приходится лишь 1% общей банковской отрасли страны. Исламские банки в Казахстане открыли для правительства страны новый поток доходов, который позволил привлечь новые виды инвесторов. В 2009 году активы крупнейшего в стране исламского банка, эмиратского Al Hilal, достигли 300 млн долл. Эксперты прогнозируют, что к 2020 году доля исламского банкинга в Казахстане может достигнуть 10%.

Будущие проблемы исламской финансовой системы в России

Поскольку идея исламской финансовой системы появилась в России в 2000-е годы, она была существенно скомпрометирована ошибочной ассоциацией с проблемой исламского терроризма. Кроме того, на имидже индустрии негативно сказался недавний всплеск активности Исламского государства на Ближнем Востоке. Многие россияне также с опаской относятся к тесной связи между исламской финансовой системой и религиозным учением; православные в большинстве своем россияне, без сомнения, откажутся пользоваться услугами таких финансовых учреждений.

Комментарий MuslimEco: Однако опыт работы исламских финансовых компаний в России свидетельствует об обратном: например, среди клиентов Финансового дома «Амаль» немало православных граждан.

Еще одной причиной настороженного отношения Москвы к исламской финансовой системе являются приписываемые этой отрасли связи с Саудовской Аравией. Россия пытается ограничить саудовское влияние в мусульманских регионах Северного Кавказа и Приволжского федерального округа с начала 2000-х годов. Сотрудники спецслужб признавались автору этой статьи, что, по их мнению, открытие российской банковской системы для исламских финансов приведет к повышению скрытого влияния Саудовской Аравии в стране.

Комментарий MuslimEco: Скорее, Россия пытается ограничить влияние экстремистских идей, которые отнюдь не являются идеологией какой-либо страны, особенно крупнейшего в мире экспортера нефти и инвестора. Влияние идеологическое и инвестиции, направляемые в реальные сектора экономики — это совершенно разные сферы. В то же время, влияние Голливуда и США через фильмы, сериалы, телепередачи, iphone, интернет и т.п. — гораздо более существенно как в среде российской, так и саудовской молодежи.

Эти опасения подкрепляются также тем фактом, что Исламский банк развития (ИБР) со штаб-квартирой в Джидде работает на расширение этой отрасли. ИБР ведет активные переговоры с Центробанком РФ о внедрении исламского банкинга в России и предлагает превратить Татарстан в региональный центр исламской банковской системы.

Комментарий MuslimEco: Исламский банк развития и есть официальный международный финансовый орган в рамках крупнейшей международной организации Организации исламского сотрудничества (где Россия является наблюдателем), который имеет задачей способствование экономическому развитию стран-членов, а также имеет ряд иных подразделений, связанных с развитием инвестиций, исследованиями и аналитикой, страхованием экспортных операций и др. При развитии исламского банкинга в той или иной стране, первая организация-соинвестор, которая, как правило, участвует в инвестиционных операциях или учреждении финансовых организаций в стране, является именно Исламский банк развития. Поэтому без переговоров главы ИБР и главы ЦБ эффективное развитие исламского банкинга было бы весьма проблематичным.

Некоторые эксперты из стран Персидского залива полагают, что до 85% сделок с сукуком не соответствуют законам шариата, что вызывает опасения относительно субъективного применения исламских банковских правил. Каждый исламский банк располагает коллегией, оценивающей отдельные сделки; тем не менее решения разных банков могут противоречить друг другу. Странам Залива еще только предстоит договориться о создании соответствующих государственных учреждений, которые привели бы правила отдельных исламских банков к общим стандартам. В частности, ОАЭ планирует организовать единый комитет исламских ученых, задачей которого будет мониторинг всей отрасли и стандартизация исламских банковских продуктов, однако этот план еще далек от реализации.

Комментарий MuslimEco: речь идет о так называемых asset-based и asset-backed сукук, вопрос о несоответствии первого вида из них норам шариата наиболее остро поднимался в 2009 году, после чего были внесены определенные поправки в стандарты. Общие шариатские и бухгалтерские стандарты деятельности исламских финансовых учреждений с 2000-х гг . разрабатываются авторитетной организацией AAOIFI.

Существует вероятность, что трактовка исламских банковских правил будет различаться в разных регионах России из-за существенной разницы в исламских традициях Северного Кавказа и центральных областей РФ. Таким образом, решения отдельных банков в Татарстане и Чечне или Башкирии и Дагестане, вероятно, будут различаться.

Комментарий MuslimEco: Российское экспертное сообщество (РАЭИФ) вот уже несколько лет взаимодействует с Организацией бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых учреждений (AAOIFI), разрабатывающей и издающей шариатские стандарты по исламским финансам, на которые ориентируются исламские банки по всему миру. В мае этого года между Советом муфтиев России, Центром развития исламской экономики и финансов (ЦРИЭФ) и AAOIFI был подписан Меморандум о сотрудничестве, предусматривающей углубление взаимодействия в этой области. На опыте функционирующих исламских финансовых компаний в Дагестане и в Татарстане можно сказать, что различий в трактовке норм шариата относительно финансовых операций не наблюдается. И в целом, разница в мазхабах (религиозных школах) в меньшей мере затрагивает вопросы имущественных отношений.

Чтобы привести к единому стандарту правила исламской банковской системы, Москва может предпочесть регулировать эту сферу на уровне Центробанка, вместо того, чтобы разрешить отдельным регионам самостоятельно управлять принятием решений в отношении банковских продуктов, отвечающих нормам шариата.

Принципы исламской финансовой системы запрещают извлечение прибыли из коррупционной и мошеннической деятельности. В то же время в финансовом секторе страны наблюдается значительный уровень коррупции в связи с недостаточным контролем Центробанка над коммерческими банками. Таким образом, исламским банкам из стран с предусмотренными законом жесткими наказаниями (Саудовская Аравия, Катар, Малайзия) придется пересмотреть способы ведения деятельности в соответствии с российскими финансовыми реалиями, если они решатся выйти на рынок РФ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here