Александр Казаков, член координационного совета Российской Ассоциации экспертов по исламскому финансированию, любезно согласился ответить на наши вопросы касательно перспектив развития исламской экономической модели, возможности имплементации исламского финансирования и подготовки кадров в этой области.


Уважаемый Александр Александрович, благодарю Вас за готовность ответить на вопросы нашего интервью.


Считаю, многим будет интересно узнать, где Вы получили образование по исламским финансам? Как долог был этот путь?

Немного предваряя вопрос, надо сказать, что я не отделяю исламские финансы от исламского права и даже в целом от Ислама. Мне кажется, что изучение правового регулирования отдельных сделок, без понимания общих принципов приведет к весьма поверхностному и дилетантскому знанию.

Интерес к исламскому праву появился у меня еще в институте, когда мы изучали историю правовых и политических учений. В рамках этого курса две лекции по шариату прочитал профессор Леонид Рудольфович Сюкияйнен, который является одним из лучших специалистов в данном предмете у нас в стране. Далее я стал интересоваться Исламом вообще, включая, конечно, и вопросы фикха. Несколько лет я изучал усуль аль-фикх (источники права), сравнительный фикх четырех масхабов, а также основы акыды и историю Пророка Мухаммеда (мир ему) под руководством шейха Аделя Даляля, а также присутствовал на занятиях шейх Мухаммада Басыра. В настоящее время я стараюсь более глубоко изучить фикх маликитского масхаба. В этом я опираюсь на Имама норвичской мечети (Англия) шейха Абдуссамада Кларка, а также работы шейха Абдулькадыра ас-Суфи и Умара Паши Вадильо.

Если говорить о современных ученых в области собственно исламских финансов я ориентируюсь на работы Умара Паши Вадильо в отношении вопросов рибы и золотого динара, на муфтия Таки Усмани в области регулирования сделок, а также на стандарты Организации бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых учреждений (AAOIFI).

На сегодняшний день за рубежом уже есть специализированные вузы в области обучения исламским финансам, а в России развивается ли это направление?

Насколько я знаю, сейчас проходит достаточно большое количество специализированных конференций. Кроме того, в Москве на базе Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС» прошло уже несколько курсов по исламским финансам. Определенный интерес проявляют и известные образовательные центры, такие как МГУ, Высшая Школа Экономики, МГИМО и Российская Академия Государственной Службы.

Вы принимали участие в разработке проекта Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Как Вы считаете, в перспективе возможна исламская ипотека в России, есть ли уже почва для этого? Каковы в целом Ваши прогнозы по поводу развития исламских финансов, банкинга в России? Ведь все СМИ сообщают, что в мире во время финансового кризиса менее всего пострадали исламские банки.

Для появления ипотечных кредитов, соответствующих шариату, необходим ощутимый платежеспособный спрос на этот продукт. Если такой спрос со стороны населения появится, то можно будет поднимать вопрос о внесении необходимых поправок в законодательство о банках и банковской деятельности.

Более востребованным в краткосрочной перспективе мне видится привлечение средств исламских инвесторов в экономику России через выпуск так называемых «исламских облигаций» или «сукук». Такие проекты реализуются рядом банков уже сегодня.

Таким образом, вероятнее всего двигателем исламских финансов все-таки останется сукук. Тем более, что в стране взят курс на создание Международного финансового центра, который сегодня нельзя представить без сектора исламских финансов. И уже сукук потянет за собой иные исламские финансовые инструменты: банковские депозиты, различные виды кредитов для бизнеса и для населения, исламское страхование и т.п.

Вы являетесь членом координационного совета Российской Ассоциации экспертов по исламскому финансированию. Как Вы видите дальнейшее развитие РАЭИФ?

Сегодня задачей РАЭИФ является перевод на русский язык литературы по исламским финансам, в первую очередь – Стандартов AAOIFI. Частично эта работа уже сделана. Второй целью является популяризация исламских финансов путем донесения до широкой общественности соответствующей информации. На третье место я бы поставил выявление возможностей для реализации исламских продуктов в России, изучение вопросов совместимости требований Шариата и действующего законодательства, поиск наиболее эффективных решений и подготовку предложений для органов власти и управления. В этой области также проделан определенный объем работ.

Вы являетесь одним из ключевых лекторов курса «Исламские финансы» в МИРБИС. Как вы оцениваете аудиторию, которая приходит на курсы? Что, по-вашему, является стимулом для обучения? Стремление стать первыми специалистами на рынке или стремление знать основы экономической деятельности согласно Исламу? Как Вы оцениваете уровень подготовки специалистов по этой проблематике в МИРБИС?

Александр Казаков читает лекцию на курсе На курсах я сталкиваюсь с совершенно разными людьми, которые пришли на эти курсы, руководствуюсь разной мотивацией. Кто-то хочет разобраться в собственной религии, другие, и их, наверное, большинство, хотят расширить кругозор и узнать о новых рынках услуг и капитала.

Курс, читаемый в МИРБИС, дает достаточно информации для того, чтобы ориентироваться в мире исламских финансов, знать основные виды сделок и практику их заключения, понимать плюсы и минусы привлечения капитала на этом рынке.

Какой регион из стран исламского мира, на Ваш взгляд, наиболее занят в сотрудничестве с Россией в сфере исламских финансов? Какой регион первым, по Вашим ожиданиям, придет на рынок?

В настоящее время это, скорее всего, страны Ближнего Востока, а именно – Арабские Эмираты, Бахрейн, Саудовская Аравия, Кувейт, Катар. Сотрудничество развивается по нескольким направлениям: участие компаний из этих стран в проектах на территории России (в первую очередь, в строительстве), привлечение инвестиций из указанного региона через выпуск сукук. Обсуждается и создание совместного банка, который действовал бы с учетом требований шариата. 25 ноября 2010 года было намечено открытие своего представительства Arab Banking Corporation в Москве. Тем первый исламский банк уже практически пришел в Россию.

Как Вы оцениваете успехи в развитии исламского финансирования в странах СНГ? В Европе?

Потенциал исламского рынка капитала оценивается примерно в 1 трлн. долл. При этом рынок неплохо пережил кризис и продолжает расти. Таким образом, без сегмента исламских финансов стало частью невозможно создать полноценный международный финансовый центр. Именно поэтому такие страны, как Великобритания, Франция, Германия активно развивают соответствующую инфраструктуру, включая и проведение необходимых законодательных реформ. Особенно активно процесс идет в Соединенном Королевстве.

Что Вы думаете в целом о перспективе исламской экономической модели?

Текущий экономический кризис показал существенные риски валютной системы, основанной на восприятии денег как товара, при этом не имеющего какой-либо потребительской ценности. Исламская модель основана на ином, традиционном для всей истории человечества кроме последних 50 лет, восприятии денег как средства обмена, которое само по себе представляет ценность (золото, серебро), но при этом не рассматривается как товар, т.е. не может прирастать само по себе.

Таким образом, исламская экономическая система развивается по двум направлениям. Во-первых, идет постепенный возврат к твердой валюте. Кстати, именно об этом говорят сегодня и на Западе. Достаточно вспомнить идею Спикера Госдумы Бориса Грызлова о введении палладиевого рубля и предложение Главы Всемирного Банка Роберта Зелика о привязке основных валют к золоту.
Во-вторых, это последовательное замещение кредитной экономики экономикой сотрудничества, когда доход финансового партнера сопряжен с принятием на себя рисков проекта. Вместе с запретом на неоправданные риски, это дает весьма устойчивую социально ответственную систему, ориентированную на развитие реального сектора экономики.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here