На днях портал bankir.ru опубликовал обзор блогов известных людей. Помимо взяточничества чиновников, бюрократии ЦБ и поведении российских политиков, оказалась затронута и тема исламских финансов (и в целом любых финансов, имеющих связь с религиозными принципами.

Так, глава ФСФР Владимир Миловидов пишет: «Имеет ли основание такая постановка темы? Убежден, что да. Читая и слушая, что говорят про наш финансовый рынок, я прихожу к твердому убеждению, что религиозная безграмотность, которая когда-то не была особым препятствием его становления, сегодня начинает сгущать над ним тучи беспросветного и грозового будущего. Досужие рассуждения в этой области еще больше удручают своей бесцельностью.

Финансы религиозны со дня своего появления. С их первых и примитивных форм. Во-первых, потому, что в силу своей дематериализованной специфики, определяемой и ожиданием, и одолжением, и неведением, и неопределенностью в субъективном понимании отдельного человека или некоторого сообщества, они обладают непостижимой магией, в которую рано или поздно приходится верить, отказавшись от желания постичь. Во-вторых, потому, что только высокие моральные и духовные ценности и принципы, почитаемые и признаваемые всеми вовлеченными в финансовые отношения лицами, обеспечивают бесперебойное их существование. В-третьих, потому что все известные нам виды финансовых операций и институтов возникли и сформировались в рамках определенных религиозных взглядов и верований».

Далее В. Миловидов углубляется в историю финансов и зарождения института долга: «Институт долга есть тот первичный атом, который формирует и саму финансовую систему, и вступает во взаимоотношения с атомами религиозности. Рассматривая историю финансов, мы находим множество примеров, когда именно религиозность определяла их развитие.»

«Если мы признаем религиозность финансов, их соподчиненность определенной вере, и если мы захотим учесть все конфессиональные различия в многообразии финансовых услуг и инструментов, мы должны воспринять всю целостность религиозных принципов, а не только их отдельные в большей степени ритуальные правила и нормы. Конечно, выпятить внешнюю религиозную атрибутику проще, чем постичь глубину веры», — заключает глава ведомства и задается вопросом, что скрывается за намерением хозяйствующих субъектов вести финансовую деятельности согласно религиозным постулатам. «а вы уверены, что в повседневной деятельности вы сами следуете религиозным правилам, нормам, а главное заповедям? Вы всегда движимы высшими идеалами той веры, которую вы исповедуете? Убеждены ли вы, что вам присуще «аскетическое саморегулирование», способное вывести вашу деятельность на уровень достойный высшим религиозным идеалам?»

Председатель наблюдательного совета группы компаний «АЛОР», президент Российского биржевого союза Анатолий Гавриленко, рассуждая на тему, привел более приземленный пример: «Все пенсионные накопления большинства жителей, проповедующих ислам и живущих по законам шариата, управляются ВЭБом, который ежегодно публикует сведения, в каких процентных ОФЗ он их размещает и сколько процентов он на них зарабатывает. Но если я не ошибаюсь, процентные доходы правоверным запрещены шариатом. Вопрос. Что будет лет через 10, когда правоверным гражданам начнут выдавать эти пенсионные деньги? Есть ли у чиновников уверенность, что религиозная терпимость правоверных столь велика? И кто, кроме государства, может этот вопрос урегулировать?»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here