Президент Некоммерческого фонда развития исламского бизнеса и финансов, глава инвестиционно­финансовой компании «Линова» Линар Якупов о том, как исламская экономическая модель может содействовать развитию гражданского общества в России.

— Линар Габдельнурович, крупные международные мероприятия, которые мы предваряем беседой с вами, ставят своей целью придать дополнительный импульс развитию исламских принципов экономики через соответствующие экономические инструменты в России. Охарактеризуйте, пожалуйста, что уже сделано, а что предстоит сделать в этом направлении?

— Самое главное, что удалось сделать: превратить исламские финансы из узкого, обсуждаемого в кухнях вопроса в тему, которая обсуждается фактически на уровне государства. Проводится множество мероприятий, люди начинают понимать, что это не нечто абстрактное, а это бизнес, цельная экономическая модель. От сугубо академических знаний начался переход к реальной имплементации сначала у консалтеров, теперь уже у самого бизнеса.

Сейчас многие говорят: а где же реальный продукт? Реальный продукт не рождается за год. На создание Татарстанской международной инвестиционной компании ушло три года. Вопросами развития халяльной индустрии мы начали заниматься еще в далеком 2006 году, когда создавался первый журнал «Зеленые страницы», после чего был запущен интернет­проект HalalPages.Ru. Это все новые отрасли, которым нужно дать время, чтобы они реализовались. Маленький ребенок сначала учится сидеть, потом стоять, а потом уже ходить. Если проецировать развитие ребенка на нашу тему, сейчас мы находимся на этапе, когда от сидения переходим к вставанию. У кого­то этот процесс идет быстрее, у кого­то медленнее, многие имеют тенденцию просто сидеть и рассуждать, но нужно делать попытки вставать и делать первые шаги. Возможно, мы будем и падать, но нужно это делать.

Информационное покрытие тематики выросло очень сильно, сильно поднялась халяльная индустрия. Нам удалось ввести Россию в круг стран, интересующихся исламскими финансами, сюда съезжаются иностранные инвесторы, эксперты.

Образовалось несколько якорных точек: это Москва, где проводится множество конференций, Казань, которую мы рассматриваем как мусульманское сердце России, «зеленую долину» для развития исламской экономики и т. д.

Нам удалось сформировать мероприятие под названием Казанский саммит, который в этом году будет проходить во второй раз и предлагать реальный переход от слов к делу. Полное название мероприятия: Международный саммит исламского бизнеса и финансов. Нельзя про финансы разговаривать отдельно от бизнеса, нужны реальные проекты, которые можно было бы обсуждать и на месте принимать решения. Даже в рамках подготовки к саммиту мы пришли к выводу, что на самом деле нужно фокусироваться на бизнесе, на его подготовке.

— Действительно, принято считать, что условием работы в России исламских финансов является наличие исламского банка, для учреждения которого, в свою очередь, требуются изменения в законодательстве.

— Вопрос отсутствия законодательства для исламского банкинга в России — это вопрос далеко не первой важности. Очень важно перевоспитать бизнес по международным стандартам, сделать его открытым, прозрачным, с хорошими бизнес­планами, разработанными проектами. Как оказалось, всего этого нет. Ведется много разговоров про исламские финансы, но, в конце концов, кому нужны финансы, если у нас нет того слоя бизнеса, который этими финансами готов воспользоваться. Исламские финансы можно строить и на уровне любого небольшого сообщества, например, в рамках кооперативов, коммандитных товариществ и т. д. На самом деле чем ниже идешь, тем легче применить и меньше преград, и наша позиция — не педалировать процесс создания исламского банка.

Весь мир уже начинает понимать, что исламский банкинг начинает впадать в тот же капкан, что и традиционная банковская система, т.к. исламские банки копируют все то, что присуще традиционным. Мы начинаем отходить от основ исламских финансов, ведь основы — это когда мы разделяем прибыль и убытки, вместе участвуем в бизнесе. Мудараба, мушарака — это те самые важные вещи, на которых исламская финансовая система строится. Есть рабб уль мал (владелец капитала) и есть мудариб (управляющий), эти два партнера заходят в бизнес деньгами, талантом, управлением.

Что нужно от банковской индустрии для развития исламских финансов? Всего лишь без вовлечения в ростовщичество удовлетворить нашу потребность в совершении банковских операций, расчетно­кассовом обслуживании. У нас есть договоренность с одним из банков Татарстана о том, что один из его филиалов будет работать только на то, чтобы заниматься расчетно­кассовым обслуживанием тех компаний, которые не хотят вовлекаться в традиционную банковскую систему, но их предприятиям нужно совершать транзакции. Мы не хотим, чтобы эти деньги были «серыми», чтобы мусульманский бизнес, халяльный бизнес уходил в тень. Если у нас эта возможность появляется, мы можем уже начать практиковать финансирование.

Все мы должны работать над тем, чтобы рос средний и малый бизнес, так как основная концентрация исламских финансов, в моем понимании, должна приходиться на них. Мы должны выводить их работу на международный уровень, мы должны объяснять, как с этими финансами работать, что ожидают от владельцев бизнеса финансисты, какие документы необходимо готовить для рассмотрения проектов. Для исламских финансов не обязательно, чтобы в стране был исламский банк. Законодательство Российской Федерации позволяет работать фондам по принципам исламского финансирования, можно через них вводить сюда инвестиции. Разумеется, существуют вопросы, связанные с налогообложением, с корпоративным управлением, юридическим сопровождением сделки, но это те вещи, которые присущи и исламскому и неисламскому бизнесу, когда речь идет о привлечении инвестиций.

— Отсюда вытекает следующий вопрос: как встроить в этот процесс привлечения исламских инвестиций мусульманскую предпринимательскую активность? Нередко бизнес предпринимателей ­мусульман представляет собой нечто низкоквалифицированное, несовременное.

— В рамках саммита мы планируем выйти с инициативой создания союза халяльных производителей и ассоциации халяльных комитетов РФ. Очень важно, чтобы регулятивная база на уровне халяльных комитетов была унифицирована, чтобы все играли по общим правилам. Для того чтобы малый и средний бизнес развивался, нужны тренинги, этот союз и будет площадкой для вовлечения новых игроков и поднятия их уровня. Со стороны самих предпринимателей мы ощущаем запрос на такую деятельность. Сейчас для них нет механизмов привлечения инвестиций в бизнес, потому что опять возникают все те же вопросы — нет гарантий, бизнес непрозрачный, в большинстве случаев в нем не разделяется семейное имущество и имущество бизнеса, нет понятия корпоративной этики.

В рамках подготовки к саммиту мы встретились с такой проблемой: как правильно разговаривать с бизнесом? Он норовит куда­то убежать, ему все время хочется спрятаться, чтобы его не тревожили и дали ему работать. Давайте создавать условия, чтобы ему было комфортно. И в этом исламские финансы могут сыграть огромную роль. Есть целый ряд рекомендаций, которые мы будем озвучивать на нашем саммите, касающихся интеграции бизнеса и исламских финансов. И бизнес это должен услышать, до него это нужно доводить и нужно через средства массовой информации говорить о проблемах бизнеса. Среди мусульман должны быть бизнесмены, на которых должны равняться. Нужно искать этих чемпионов мусульманского бизнеса, воспитывать их, рассказывать о них.

— А какими должны быть эти чемпионы? Нарисуйте усредненный портрет.

— Это должен быть прежде всего активный гражданин своей страны, который понимает, что создавая производственные мощности, обогащая себя, он помогает рядом живущим, помогает своему обществу. У него должны быть базисные принципы: то, чему нас учит наша религия в отношении к работникам, к бизнесу, к качеству своего продукта. В его бизнесе должен быть встроен вопрос меценатства в виде закята.

Когда мы создаем чемпиона, всем людям, которые идут рядом с ним, тоже лучше живется. Необходимо воспитывать таких чемпионов мусульманского бизнеса, которые правильно могут обозначать свои позиции, правильно могут вести за собой людей в экономическом развитии. Пора перестать быть зрителями, если каждый будет вносить свой весомый вклад, тогда и развитие всего российского общества пойдет быстрыми темпами.

— Как может вписаться предлагаемая модель в общую экономическую стратегию России?

— Исламские финансы, если к ним правильно подходить, позволяют решить вопросы развития среднего и малого бизнеса. Поднимая новый бизнес, мы автоматически содействуем модернизации, потому что закупается оборудование, создаются рабочие места, уплачиваются налоги.

Исламские финансы по своей натуре очень похожи на венчурный капитал, это означает развитие инновационных проектов, тех, на которые стандартные банки не идут. Венчурный капитал — это соучастие, заинтересованность в том, чтобы деньги тебе вернулись, но чтобы был и экономический эффект.

Диляра АХМЕТОВА

Источник: islamrf.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here