Двадцать первый век принес миру период нестабильности и кризисов. Глобальная неустойчивость политической и экономической ситуации привела к турбулентности и волатильности на финансовых рынках; противодействие ряда стран доминирующей позиции, диктату и политическому авантюризму США способствовало напряженности в дипломатических взаимоотношениях, а также перегруппировке региональных и мировых союзов, появлению «горячих точек» и конфликтов между странами и целыми регионами, что еще больше «лихорадило» рынки. Все это не могло не подталкивать научные круги и экспертное сообщество к переоценке и переосмыслению существующих экономических и политических моделей построения общества, разработке и реализации новых, альтернативных, более стабильных и справедливых механизмов распределения ресурсов и активов.

Этому периоду предшествовали два века активного индустриального развития, сопровождавшиеся политическим угнетением и экономической эксплуатацией со стороны европейских стран всего остального мира, среди которых было много мусульманских стран.

В течение двадцатого века колониальная система была низложена и большинство стран освободились от политического диктата западноевропейских стран, однако до сих пор большинство из них остаются связанными определенными обязательствами с бывшими метрополиями или зависимыми от новых старших «партнеров», не обладая достаточной самостоятельностью на интеллектуальном, экономическом и стратегическом уровнях.

Ряд арабских стран, получив право самостоятельно распоряжаться своими значительными сырьевыми ресурсами, смогли построить экономические «оазисы» в пустыне, демонстрируя всему миру привлекательные фасады из офисных зданий, инфраструктуры, даже предметов роскоши. А часть стран (Йемен, Палестина, Ирак, Сирия, африканские страны) так и остались выполнять прежнюю роль, обслуживая глобальные корпорации, расплачиваясь своими сырьевыми и трудовыми ресурсами.

Отметим, что полная самодостаточность исламских стран пока не достигнута и не может быть достигнута в ближайшей перспективе. Пока мусульмане всего мира используют чуждую им по духу и несправедливую для большинства и гибельную по сути модель ссудно-ростовщических финансов. До тех пор, пока мусульмане не перейдут в своих взаимоотношениях к финансово-экономической деятельности, соответствующей шариату, мировая мусульманская умма будет зависима от запада и не сможет свободно жить, используя постулаты Священного Корана, Сунны Пророка, мир ему и благословение.

Сейчас как никогда раньше, в условиях политической и экономической нестабильности, после серии серьезных финансовых кризисов мирового масштаба, после ряда революций в арабских странах, свергших прежние режимы, в момент, когда мусульманский мир фактически расколот на несколько лагерей, когда набирают силу воинствующие радикальные «квази-религиозные» движения, мусульманской умме пора переосмыслить свою стратегию развития, выработать единую позицию и создать детализированный план развития своих стран и регионов в целом.

В исламе четко определены понятия приемлемого и запретного (халяль и харам). Между этими двумя моральными полюсами существуют еще промежуточные понятия, но мы не будем их приводить в данной статье. Мораль и этика в экономических операциях с точки зрения ислама играет первостепенную роль (а не как в капитализме – доминирующим является получение прибыли). Все операции в исламе проводятся с именем Аллаха, милостивого и милосердного.Человек – не является владельцем ни одного из активов, имеющихся в его временном распоряжении по решению Бога. Поэтому обращаться фактически со «святым» имуществом и ценностями надо рационально, нельзя его накапливать и складывать в сокровища, необходимо справедливо по отношению к своим семьям и партнерам использовать, наращивать, пуская в дело полученные доходы.

Шариат ограничивает монополизацию, запрещает спекуляцию и излишнюю неопределенность, не допускает аморальные виды доходов, в результате чего экономическая деятельность служит исключительно интересам общества, снимая напряжение от его естественного расслоения.

Инструменты, основанные на партнерстве и принципах разделения прибыли и убытков, солидарной ответственности по рискам, укрепляют деловую дисциплину мусульманских предпринимателей, заставляя более внимательно относиться к оценке рисков, проверке контрагентов, экономическим расчетам, договорным взаимоотношениям (мудараба, мушарака), служат улучшению деловой среды, большему доверию и справедливому перераспределению ресурсов, в том, числе посредством институтов закята и садака.

Но, к сожалению, в реальности существует лишь несколько стран, которые предприняли попытку построить свою финансовую систему на исламских принципах. Это Судан, Иран и Пакистан. Полностью это получилось у первых двух государств.

А остальные, не менее обеспеченные природными, сырьевыми ресурсами страны до сих пор используют капиталистическую ростовщическо-ссудную модель, да иногда и в искаженной форме, что еще больше ухудшает их экономическое состояние, уязвимость и подверженность регулярным кризисам.

Так эксперты из известной российской бизнес-школы «Сколково» предлагают следующую классификацию стран по роли исламских финансовых институтов в национальной финансовой системе (см. рис.1):

1. системообразующие исламские банки: Иран и Судан (по 100% всех финансовых активов в стране), Саудовская Аравия (55%финансовых активов);

2. системно значимые исламские банки: Кувейт (30%активов), Катар, Бахрейн (по 25% активов), Бангладеш, Малайзия (по 20% активов), ОАЭ (15% активов), Иордания (12% активов), Индонезия, Пакистан, Турция, Египет (<10% активов);

3. нишевые исламские банки: европейские страны (<1% активов финансовой системы) .

доля

Рис.2. Исламский финансовый сектор в мире (в процентах ко всей национальной финансовой системе отдельных стран). (Составлено автором по данным из статьи Владимира Коровкина. Без ущерба вере. // BRICS Business magazine №3 (11), 2015)

Кроме того, не все опыты применения исламских финансов приводят к быстрому успеху даже в странах с преобладанием мусульман. Так происходит в среднеазиатских государствах СНГ – Киргизии, Казахстане, Узбекистане. Наличие необходимой законодательной системы и государственной поддержки не привело к созданию сети исламских банков. Обычно в каждой из республик действует не более одного исламского банка, который в основном обслуживает крупный корпоративный сектор.

Современная ситуация в глобальных исламских финансах

В начале января 2016 года известная компания Zawya (подразделение Thomson Reuters) обозначила некоторые тенденции в индустрии исламских финансов в мире за последние несколько лет и предоставила прогноз развития отрасли на 2016 год. В качестве статистического источника были использованы данные аудиторской и консалтинговой группы Ernst&Young World Islamic Banking Competitiveness Report 2014-2015.

По оценке EY, CAGR (Compounded Annual Growth Rate- совокупный среднегодовой темп роста) активов мирового исламского банковского сектора составил 17,3%с 2009 по 2014 годы. Общий объем активов исламских банков в середине 2014 года равнялся 778 млрд. долл. США. Другие исследователи называют другие цифры. Так, журнал «TheBanker» считает, что исламские финансовые институты приращивают свои активы более 20% в год. По данным IFSB, ростовщические финансовые институты теряют клиентов, исламские компании только наращивают свою клиентскую базу. По оценкам Ernst&Young, к концу 2018 года в мире исламские финансы будут контролировать активы на общую сумму 5 трлн. долл. США, а к 2020 году по расчетам ISRA приблизятся к 6,5 трлн. долл. США. Согласно данным«TheBanker», в среднем в год объем активов всех исламских финансовых компаний (банковский, страховой сектор, фондовый рынок) рос с 2009 по 2014 годы на 25-30% в год. При этом все эти средства обеспечены реальными товарами.

Ожидается, что к 2019 году прибыли исламских банков вырастут втрое; к этому же сроку активы шести ключевых исламских рынков: ОАЕ, Катара, Саудовской Аравии, Индонезии, Малайзии и Турции составят 1,8 трлн. долл. США. Казалось бы, даже эта цифра в мировом масштабе совсем небольшая – этот показатель меньше 1% от всех активов, контролируемых ссудно-ростовщическими банками в мире, но следует обратить внимание на темпы роста и на то, что исламская модель успешно конкурирует на рынках с ростовщической моделью, и ей удаётся еще и привлекать клиентов, «отбирая» их у спекулятивных собратьев.

В Объединённых Арабских Эмиратах, на территории которых действует один из трех глобальных исламских финансовых центров (Дубай,Лондон и Куала-Лумпур), объем операций мушарака показывает рост, вдвое превышающий показатели по традиционным банковским операциям. Объем активов, соответствующих шариату, перешагнул показатель в 100 млрд. долл. США. В Саудовской Аравии потребность в исламских банковских операциях есть как у корпоративного, так и розничного сектора. Прогнозируется, что доля всех банковских активов, соответствующих шариату, в этой стране вырастет с 54% в 2014 г. до 70% в 2019 г. В Катаре 25%активов соответствует шариатским принципам и их размер растет на 15-20% ежегодно. В настоящее время в Кувейте исламский финансовый сектор уже превышает традиционный и составляет 54% от всех банковских активов, рассчитанных на основе их рыночной стоимости.

Рост объемов выпусков сукук замедлился, что объясняется низкими ценами на нефть и повышением процентных ставок. Как известно, сукук или сертификаты долевого участия конкурируют с инвестициями, ориентирующимися на процентные ставки. Чем выше процентные ставки, тем менее привлекательными сукук представляются инвесторам. Кроме того, национальные валюты таких стран как ОАЭ и Саудовская Аравия зависимы от доллара США. Несмотря на это, ожидается, что рынок сукук будет расти в 2016 году. Большинство исламских стран в связи с низкими ценами на нефтепродукты испытывают недостаток ликвидности, но, по-прежнему заинтересованы в создании стратегической инфраструктуры и внутренних инвестициях. Весь потенциальный дефицит будет покрываться с помощью долгосрочных ценных бумаг – сукук.

Объем соответствующих шариатским принципам инвестиций будет расти. Эксперты называют три причины роста. Первое: привлекаются исламские инвесторы. Во-вторых, инвесторы, заинтересованные в этических инвестициях. Так,принятые ООН Принципы ответственных инвестиций (PrinciplesofResponsibleInvestment — UNRPRI) коррелируются с исламскими финансовыми принципами. В-третьих, соответствующие шариату финансы – это лучший выбор для тех инвесторов, которые хотят обладать в своем портфеле активами с управляемым риском. Исламские финансовые активы, связанные с товарно-материальными ценностями и обладающие пониженным риском, позволяют балансировать общие инвестиционные портфели, снижая общие риски и стабилизируя их.

Но, несмотря на явные и скрытые преимущества исламской финансовой модели, есть еще и отдельные недоработки, которые надо исправлять. По мнению Zawya, исламские финансовые институты недостаточно используют современные средства привлечения клиентов и рекламы собственной деятельности. Согласно данным EY, только около 50% исламских финансовых институтов обладает своим аккаунтом в Твиттере, а только один из 18 исламских банков использует специальную программу взаимодействия с клиентами через социальные сети. Необходимо также осознавать, что современные клиенты стали более требовательными, они хотят, чтобы банки предлагали им решения, соответствующие их потребностям, желаниям и стилю жизни. Клиенты желают, чтобы исламские банки были представлены в социальных сетях, чтобы их сайты были более привлекательными и информативными, чтоб исламские банки предлагали инновационные решения, экономившие время клиентов и упрощающие общение с банковскими учреждениями, а также процесс совершения операций (прежде всего, Интернет-банкинг, мобильный банкинг). Кроме того, предлагаемые исламскими финансовыми институтами продукты должны быть более индивидуальными и персонализированными, учитывающими потребности конкретного корпоративного или розничного клиента. В настоящее время только предлагать банковские продукты, соответствующие шариатским принципам, уже недостаточно.

Проблемы исламских финансов в мире

Есть и нерешенные проблемы и в международном исламском финансовом секторе. Их можно разделить на несколько групп.

Первая группа проблем относится к законодательной сфере. До сих пор не определен налоговый статус инвестиционных депозитов, а также не урегулировано наличие косвенных налогов, например, по-разному трактуется возможность признания расходов по исламским депозитам уменьшающими налогооблагаемую базу. Многократное налогообложение комплексных продуктов, таких как мурабаха и сукук в некоторых государствах не отменено. Есть еще разногласия по поводу того, где исламским финансовым институтам учитывать депозиты по принципу мурабаха – за балансом или на балансе, что влечет за собой неравный уровень рисков вкладчика традиционного и исламского банка и влияет на критерии включения вкладчиков в систему страхования депозитов.

Вторая группа проблем затрагивает регулятивные аспекты.Необходимо определить, как оценивать достаточность капитала и риски при реализации комплексных продуктов, соответствующих требованиям шариата. Практика показывает, что регуляторы не в полной мере понимают комплексные транзакционные инструменты, применяемые исламскими банками. Также предстоит решить вопрос о постепенной интеграции законодательных актов, регулирующих требования к капиталу исламских финансовых институтов и нормативов БазеляII и Базеля III.Возможно для этой цели стоит сформировать специальный экспертный орган внутри Базельского комитета по банковскому надзору. Существует еще одно требование, обязательное для шариата, но добровольное для европейского законодательства. Речь идет о наличии в исламском финансовом институте Шариатского комитета, контролирующего органа, обеспечивающего соответствие деятельности канонам ислама.

Третья группа проблем касается собственно банковской системы, это:

— узкий диапазон соответствующих нормам шариата инструментов, в мире мурабаха используется в 80% случаев ;

— низкая сегментация рынка, большинство продуктов рассчитаны на корпоративный сектор или на состоятельную часть населения;

— исламские розничные продукты являются более дорогими, чем традиционные, поскольку их продукты комплексные, а также включаются расходы на шариатский контроль, чего нет в традиционных ссудно-ростовщических банках);

— исламские банки не проводят мероприятия по маркетингу, продвижению услуг и образованию потенциальных потребителей услуг – нет должной рекламы, объяснения сути инструментов, нет стремления сделать и предложить рынку продукт, действительно выгодный и привлекательный, созданный для определенной группы клиентов.

— различие подходов к критериям соответствия шариату, вызванное различными подходами отдельных правоведов, иногда допускающими либеральное отношение к отдельным продуктам или «исключения», которых в развитом исламском финансовом секторе быть не должно, разницей в квалификации шариатских советников, а также соблюдением бизнесом требований шариатских советников.

Так, например, из-за разного подхода отдельных правовых школ к критериям соответствия шариату различных предлагаемых исламскими финансовыми институтами продуктов ряд инструментов, активно используемых Малайзии, не могут быть использованы в странах Ближнего Востока. А некоторые инструменты иранских банков используются исламскими финансовыми институтами только внутри Ирана.

Исламский мир не умалчивает о своих недостатках, а активно обсуждает и решает имеющиеся и возникающие проблемы. Полагаем, что ни одна из названных нами проблем не является непреодолимой, и, безусловно, будет урегулирована.Так, 29 декабря 2015 года во время визита Председателя Исламского банка развития Ахмеда Мухаммада Али Аль-Мадани в Иран совместно с Председателем Центрального банка Ирана Валлиолахом Сеифом было принято решение о создании совместной рабочей группы для выработки единых стандартов исламских финансовых инструментов.

Существующие фундаментальные ограничения в исламской банковской сфере, обеспечивающие стабильность и оптимизацию рисков, позволяют утверждать, что на сегодняшний день это самые высокие стандарты предоставления услуг.

Стабильность бизнеса и низкорискованность одновременно с приличной рентабельностью большинства операций исламских банков, четко прописанные договоры, а, главное, их безусловное исполнение, базирующееся, как на деловой этике, так и конфессиональных запретах, и правилах поведения, привлекают к исламским финансам и инвесторов, которые религиозно никак не связаны с исламскими постулатами.

Все приведённые выше обстоятельства позволяют утверждать, что индустрия исламских финансов продолжит привлекать новых клиентов и завоевывать новые рынки, сохраняя прежние высокие темпы роста.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here