financeСовременный рынок исламских финансов в мире демонстрирует значительный рост на протяжении последних лет, но в России и в частности в Татарстане, несмотря на периодически звучащие декларации, эта отрасль находится фактически в зачаточном состоянии, считает исполнительный директор центра развития исламской экономики и финансов Искандер Исхаков. В статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», он указывает на те факторы, которые могут способствовать приходу в отечественную экономику такого мощного финансового сегмента.

Индустрия исламских финансов демонстрирует стремительный рост

Тема исламских финансов в Татарстане на слуху уже достаточно давно и имеет внимание как на микроуровне среди религиозного мусульманского населения и делового сообщества, так и на уровне самого высшего руководства республики. Наиболее активным ее лоббистом из татарстанских чиновников является глава агентства инвестиционного развития РТ Линар Якупов, который еще с 2009 года начал проводить в Казани на ежегодной основе международный саммит исламского бизнеса и финансов, призванный стать катализатором развития отрасли не только в республике, но и в масштабах всей России.

Стоит отметить, что хотя информационная активность и обсуждение темы наблюдаются уже достаточно давно и на многих других тематических площадках помимо саммита, ни Россия, ни Республика Татарстан не могут похвастаться серьезным развитием данного сегмента финансового рынка. Кроме нескольких небольших исламских финансовых компаний, оказывающих свои услуги в весьма незначительном масштабе, и нескольких сделок «АК БАРС» Банка по привлечению финансирования от международных исламских финансовых институтов. В масштабах всей России больше нет примеров практической реализации исламских финансов.

При этом в мировом масштабе индустрия исламских финансов вот уже на протяжении многих лет демонстрирует стремительный рост на уровне 15 — 20% в год, и за последние 12 лет мировой рынок исламских финансов вырос почти в 11 раз — со $150 млрд. в 2000 году до $1,6 трлн. к 2012 году. Исламские финансы представлены как в странах с мусульманским населением, так и в неисламских странах, преимущественно странах Запада, и как потребительский сегмент, ориентированный на местные общины мусульман-эмигрантов, так и как корпоративный, прежде всего ориентированный на привлечение инвестиций с нефтедобывающих стран Персидского залива.

Также не обошло стороной развитие исламских финансов и наших ближайших соседей на постсоветском пространстве. В ряде стран — Казахстан, Киргизия — правительство, видя перспективы данного финансового сегмента, пошло на адаптацию законодательства под нужды исламских финансов, в результате чего были учреждены полноценные исламские банки: филиал эмиратского банка «аль-Хилял» в Астане и Экоисламик Банк в Бишкеке, которые уже много лет уверенно работают на местных рынках. Также на данный момент в Азербайджане происходит процесс адаптации местного законодательства, и на базе Международного банка Азербайджана реализуется пилотный проект по внедрению исламского банкинга.

Проблемы с реализацией элементов исламского банкинга

islamСреди причин, по которым в России развитие исламских финансов происходит столь незначительно, даже в сравнении с нашими ближайшими соседями, в качестве основной выделяют отсутствие адаптированного законодательства, позволяющего полноценно и без дополнительных издержек оказывать исламские финансовые услуги. И если раньше финансовые власти страны относились к исламским финансам весьма скептически, называя их вопросом не первой, не второй и даже не третьей актуальности, то 2014 год ознаменовался беспрецедентным вниманием к теме со стороны регулятора: Центральный банк России инициировал запрос во все банки страны на предмет выявления проблем, связанных с реализацией «элементов исламского банкинга». Также известно, что в результате участия в этом году в казанском саммите серьезный интерес к теме проявили представители комитета по бюджету и финансовым рынкам Совета Федерации, на данный момент активно взаимодействующие по этому вопросу с АИР РТ.

Насколько далеко зайдет этот интерес со стороны финансовых и законодательных властей России, и будет ли у нас создана необходимая законодательная база для исламских финансов — покажет время, однако уже сейчас стоит задаться вопросом относительно того, достаточным ли будет одной лишь адаптации законодательства для того, чтобы отрасль получила развитие? Кроме этого, необходимо понять насколько амбиции нашей республики, не раз декларированные в информационном пространстве, по превращению Казани в хаб или центр исламских финансов России могут быть реализованы, и, если могут, то что для этого необходимо сделать?

Существующий опыт показывает, что компании могут работать в сфере исламских финансов и без создания специальной законодательной базы, примером чему является деятельность таких организаций, как финансовый дом «Амаль» (Татарстан), финансовый дом «Масраф» (Дагестан) и ИФК «Ля Риба Финанс» (Дагестан). Однозначно можно утверждать, что для действующих в России исламских финансовых компаний изменение законодательства не станет существенным фактором, который поспособствует их стремительному развитию, так как это никаким образом не решит их основную проблему — проблему недостатка ликвидности. Данные компании имеют нестандартные организационно-правовые структуры, адаптированные под модель исламских финансовых институтов с учетом требований российского законодательства, однако реализация исламских финансовых услуг в подобных формах сопряжена с существенными ограничениями и дополнительными налоговыми издержками. И в ходе общения с различными представителями финансового сообщества, проявлявшими интерес к исламским финансам, именно существование этих ограничений и издержек отмечалось в качестве основного фактора, сдерживающего традиционные финансовые институты от вхождения на рынок.

Однако означает ли, что если законодательная база все-таки будет создана, а упомянутые издержки и ограничения исчезнут, то на рынке непременно появятся серьезные игроки, которые выведут отрасль на более значимый уровень? На мой взгляд, это далеко не очевидно, и потому существует серьезный риск того, что, потратив немалые усилия на лоббирование законодательных изменений, отсутствие ожидаемого эффекта приведет к имиджевым потерям как для отрасли в целом, так и для структур, принимавших участие в данном процессе.

В Великобритании работают 22 исламских банка

Исходя из вышеперечисленного, на мой взгляд, для решения проблемы требуется более комплексный подход, который бы включал как работу над адаптацией законодательства, так и создание полноценного исламского финансового института, капитал которого позволял бы охватить рынок в существенном масштабе. Имея достаточно развитую финансовую систему и крупных региональных игроков, для Татарстана подобный шаг выглядит вполне осуществимым и не несущим серьезных сложностей. Стоит отметить, что подобная практика имела место во многих странах мира, в том числе и на постсоветском пространстве, примером чему является исламское подразделение Международного банка Азербайджана и киргизский Экоисламик банк, созданный при участии местного правительства. Подобные финансовые институты, как правило, выступают в роли «пилотных проектов»: на их базе при активном взаимодействии с регуляторами и происходит адаптация законодательства. Уже впоследствии, после сформировавшегося опыта и выявления существующего потенциала, появляются новые игроки, и рынок начинает развиваться. Одним из успешных примеров является Великобритания, которая при численности мусульманского населения около 3 млн. человек (что почти в 7 раз меньше, чем в России), насчитывает на своей территории 22 исламских банка с объемом активов в несколько десятков миллиардов долларов.

Ключевым же остается вопрос, насколько желание в развитии исламских финансов, декларируемое некоторыми республиканскими органами власти, может быть реально подкреплено возможностью использования принадлежащей республике финансовой инфраструктуры?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here