исламский стильКаждый день на улицах столицы можно встретить женщин, одетых по канонам ислама. Но знаем ли мы, где они одеваются? Корреспондент M24.RU выяснила, где в столице купить абайю модной расцветки, как влияют на спрос популярные сериалы и легко ли ходить по Москве в хиджабе.

Скидки в Рамадан

Самые популярные точки продажи традиционной исламской одежды в Москве – торговый центр «Радуга» на Таганской улице и торговый комплекс «Дубровка». Правда, понять, почему именно эти места облюбовали покупатели и продавцы восточных платьев, шарфов и накидок, не так-то просто. Никакой очевидной связи с районами, нет и мечетей поблизости. Производители одежды объясняют выбор места просто: кто-то открыл здесь первый магазин, а потом начали подтягиваться другие продавцы… Вместе держаться проще, и на рекламу тратиться не нужно.

Подхожу к торговому центру возле метро «Дубровка». У входа палатки с шаурмой, украшенные крупными вывесками «Халяль». А стоит зайти в первый ряд торгового комплекса – сразу кажется, что ты попал на восточный базар. В ряды выстроились манекены в шарфиках и длинных накидках, полки ломятся от электрических курительниц с подсветкой, рядом пристроились коробки с куклами, одетыми по шариату, и маленькие мечети, собранные из конструктора Lego.

Сами продавщицы по большей части одеты по канонам ислама: закрытые волосы, свободные платья с длинным рукавом и подолом. А вот покупательницы разные: к шарфикам и юбкам-макси присматриваются обычные москвички в откровенных сарафанах и легкомысленных майках.

В магазинчике Zuhra скучает в ожидании покупателей пухленькая продавщица по имени Самира. Zuhra – довольно известная марка исламской одежды, вещи этой компании разрабатывают и шьют в Москве. В рекламных проспектах покупательницам обещают «современный подход к устоявшимся стереотипам и актуальные тенденции моды, воплощенные в исламские нормы». Прошу Самиру продемонстрировать, как это выглядит на практике.

— Сейчас, например, популярны ткани в горошек, – объясняет она, снимая с вешалки бесформенный, на мой взгляд балахон. – А если классика нужна, вот платья в клеточку от Burberry, принты Louis Vuitton. Правда, их мало осталось: у нас в месяц Рамадан были большие скидки, и почти все раскупили…

На вешалках в Zuhra – довольно-таки своеобразная одежда: преимущественно абайи – платья свободного кроя с длинными рукавами. Стоят эти наряды вполне по-рыночному: от 700 рублей. Покрой неопытному покупателю вроде меня кажется одинаковым, а вот в тканях и расцветках полное разнообразие – шелк, хлопок, трикотаж, клетки, полоски, рисунки под леопардовую шкуру и змеиную кожу.

— В Москве мусульманки стараются одеваться поярче, – объясняет Самира чуть смущенно. – Понимаете, на девушек в черных балахонах прохожие иногда… странно реагируют. А яркая одежда спокойнее воспринимается.

Сама Самира «закрылась» совсем недавно: меньше года назад. Раньше носила просто длинные юбки и платочки, но теперь «брат настоял», что одеваться надо по всем правилам. Трудно представить, как выглядела Самира раньше, но фиолетовая абайя с красиво задрапированным шарфиком ей в общем-то идут. Спрашиваю, как изменились ощущения девушки после смены «дресс-кода»?

— Ну, бывает, конечно, что кто-то косо смотрит, – улыбается Самира. – Но многие, наоборот, глядят с интересом. А мне самой комфортно, более того – в традиционной одежде чувствуешь себя спокойнее, более защищенной …

— И не жарко летом во всем этом?

— Ну что вы! Если одежда свободная и сшита из подходящей ткани, в ней, наоборот, очень удобно. Сейчас, например, хорошо идут модели из штапеля, самая подходящая летняя ткань. Да вы сами примерьте что-нибудь!

Самира быстро подбирает мне балахончик по размеру и попутно успевает прочесть небольшую лекцию о предметах гардероба правильной мусульманки.

Ликбез по исламскому стилю

Слово «хиджаб», которым порой пытаются обозначить ту или иную деталь гардероба правоверной мусульманки, на самом деле относится не к конкретным предметам одежды, а к внешнему облику в целом. Хиджаб – это и скромное поведение в широком смысле слова, и закрытая одежда, скрывающая волосы и фигуру. Впрочем, иногда хиджабом называют платок или покрывало на голове женщины.

Абайя – длинное и широкое женское платье без пояса.

Чадра, или чадор – платок, который скрывает шею и волосы, но оставляет открытым овал лица.

Никаб – более радикальный вариант головного убора, оставляющий открытыми только глаза женщины.

Паранджа – самый закрытый вид мусульманской женской одежды. Большое покрывало, закрывающее всю женщину с головы до ног. В области глаз – полупрозрачная сетка.

Итак, поскольку открытым должен быть только овал лица, к платью нужен головной убор. Или несколько головных уборов. Сперва – маленькая трикотажная шапочка, потом на нее натягивается подхиджабник – нечто вроде капора из эластичной ткани. Сверху все драпируется шарфом, причем способов завязывать этот шарф у правоверных барышень великое множество. А если рукава одеяния широкие – требуются еще нарукавники под платье, чтобы скрывать кисти рук, когда рукав задирается. В моем случае шапочка черная, подхиджабник синий, а нарукавники телесного цвета.

— Да вас совсем не узнать! – смеется Самира, подводя меня к зеркалу. Действительно, я сама себя не узнаю. Из зеркала смотрит отнюдь не восточная красавица, а, скорее, восточная тетушка. Головной убор, скрывающий волосы, привлекает внимание к лицу и требует тщательного макияжа, подчеркивающего глаза. Да и двигаться в длинном платье непривычно – традиционный костюм полностью должен скрывать ноги.

Впрочем, не все покупатели строго придерживаются канонов ислама. А некоторые и вовсе о них не знают.

— Да у нас довольно много русских покупательниц, – говорит Самира. – Им покрой нравится, тем более у нас есть и кофты, и юбки, не только абайи. Когда вышел сериал «Клон», многие искали шарфы, как у героев. А недавно у меня спрашивали платье, похожее на костюм героини сериала «Великолепный век». Вот это, зеленое, – девушка демонстрирует вешалку с нарядом.

Отдельная категория – клиентки из Татарстана. Они выбирают исламскую одежду, но канонов часто не придерживаются: надевают короткие и обтягивающие вещи. Да и вообще у татарок свой стиль: они любят костюмы с национальными узорами.

-А вам самой какие модели больше нравятся?

Продавщица посмеивается и выуживает откуда-то абайю с рисунком «под джинсу» и несколькими живописными дырками. Еще Самире нравятся трикотажные комплекты из кофты с капюшоном и длинной юбки или шаровар – нечто вроде спортивной формы. Кстати, бывают в продаже и исламские купальники. Шьют их из специальной ткани: намокая, она не прилипает к телу.

Мусульманка из Сибири

В соседнем отделе «исламской моды» собраны платья и абайи от разных поставщиков, в том числе пошитые в Турции и других странах Востока. Цены здесь чуть выше, чем в фирменном магазине Zuhra: пара тысяч за наряд.

У продавщицы красная абайя, черный шарфик с блестками и большие голубые глаза. Вообще-то, она родом из Сибири, и до прошлого года ее звали Анджелой, а теперь зовут Аминой, потому что она приняла ислам.

— Я после обращения думала поехать в Татарстан, там с работой проще, – вздыхает Амина. – Но почти сразу же выскочила замуж, и вот теперь здесь торгую.

— А сюда на работу продавщицами берут только мусульманок?

— Нет, не обязательно. Но мусульманки сами сюда приходят устраиваться: ведь в Москве очень трудно найти работу девушке в хиджабе. Я раньше работала в салоне красоты, но владельцу не нравилось, что я «закрытая» (то есть одета по канонам ислама).

Впрочем, я и раньше, до обращения, вечно дресс-коду не соответствовала! – шутит Амина. Она поднимает рукав – из-под абайи показывается татуировка.

— В метро иногда рукав платья задерется – и люди уж совсем странно на меня косятся. А на шее у меня вообще звезда Давида вытатуирована, просто ее под одеждой не видно. Я училась на факультете госуправления, там мои татуировки руководству не нравились. Так что мне не привыкать.

Однако после обращения все-таки пришлось привыкать к некоторым сюрпризам. Например, к тому, что реакция встречных людей может оказаться нетривиальной.

— Однажды в меня с балкона фарфоровой кружкой кинули. Бывает, кричат вслед всякое, – Амина пожимает плечами. – Но я стараюсь не реагировать.

По ее наблюдениям, спросом как раз пользуются темные вещи – если, конечно, покупательница замужем. Мужья часто не разрешают молодым девушкам носить яркие костюмы.

— А мужская одежда у вас есть?

— Бывает, но мало, – вспоминает Амина. – Хотя спрос на нее возникает. Но мужчинам проще: например, на намаз в мечеть нужно идти в белом, но белую одежду свободного покроя и в обычном магазине несложно подобрать.

Напоследок Амина показывает мне кукол – практически Барби, но в закрытых платьях. Вообще-то нормы шариата запрещают изображать живых существ, и по правилам у кукол не должны быть прорисованы лица. Но эти правила теперь уже редко соблюдаются. Вот и в детском мусульманском журнале «Светлячок и его друзья», который тоже имеется в лавке у Амины, масса ярких картинок: есть тут и люди, и даже кошки в хиджабах…

«Хиджаб – это очень красиво»

Поиски традиционной одежды более высокого класса приводят в тихий дворик в одном из переулков Китай-города. Здесь разместились студия и шоу-рум Сахеры Рахмани – молодого дизайнера, несколько лет назад открывшего в столице свой дом моды. Сахера родом из Ирана, но давным-давно живет в Москве, так что ее стиль – это соединение культур Востока и Запада. Например, создавая первую коллекцию «Шелковая геометрия», она вдохновилась образом немецкой монахини. Среди моделей Сахеры немало европейских нарядов с восточным колоритом, но есть и традиционные платья, сшитые по всем канонам ислама, – их дизайнер, наоборот, старается осовременить и дополнить какой-то изюминкой.

«Канон ничего не говорит о том, какие цвета нужно выбирать для одежды, – объясняет Сахера Рахмани. – Там говорится, что женщина не должна привлекать мужское внимание. А уже как это понимать, все решают по-разному. Некоторым кажется, что стук каблуков, запах духов – тоже способы привлечь внимание. Но поскольку я модельер, моя задача создавать то, что оставляет след, как-то выделяется. Возможно, кто-то сочтет, что я шью неправильную одежду. Но у моих клиенток всегда есть выбор: что-то темное или более яркое, закрытое и свободное или приталенное по фигуре, с головным убором или без».

В шоу-руме порядок цен выше, чем в торговых комплексах для рядовых покупателей: готовые вещи здесь стоят в среднем 10 тысяч. Впрочем, это дешевле, чем большинство авторских моделей от российских дизайнеров, так что нельзя сказать, что женская исламская одежда дороже обычной.

Кабинет Сахеры – типичный кабинет модельера, вот только при входе посетителей просят разуться. Сама модельер в очень стильной и приталенной вариации хиджаба, волосы убраны под трикотажную шапочку в тон. По мнению Сахеры, ничего особенного в исламском дресс-коде нет: по канонам любой религии женщина должна одеваться скромно, чтобы защищаться от чужих глаз. Правда, это не значит, что одежда должна быть некрасивой и бесформенной. Даже соблюдая каноны, можно подбирать красивые сочетания цветов, хорошие материалы, элегантные модели. Однако у религиозных женщин порой возникают проблемы со стилем, поэтому Сахера и захотела им помочь.

«На самом деле, хиджаб – это очень красиво, – говорит модельер. – Когда несколько лет назад я открыла в Москве свой салон-ателье, в мусульманском мире это сразу вызвало бум, так что особых вложений в рекламу не потребовалось».

Основная масса покупателей – мусульманки, но в салон приходят представительницы всех конфессий. Например, христианки здесь подбирают длинные юбки. Бывает, что женщины заказывают здесь одежду для рабочих поездок в Иран и другие исламские страны. Единственное ограничение при пошиве мусульманской одежды: не использовать свиную кожу. В остальном все точно так же, как и на любом швейном производстве.

По словам Сахеры Рахмани, мусульманская одежда в разных странах мира очень отличается: это зависит от местных традиций, особенностей климата и образа жизни. В Москве, например, как и в любом большом городе, жизнь достаточно быстрая и динамичная, поэтому одежда должна быть удобной и комфортной, спросом пользуется трикотаж. А в Эмиратах или Иране трикотажные вещи не продашь.

Совсем закрытые вещи в Москве приобретают очень редко: возможно, спрос на них у мусульманок был бы и выше, если бы они могли позволить себе ходить по улицам с закрытыми лицами. Но женщины в парандже и никабе в нашей столице выходить на люди опасаются. По мнению Сахеры, это несправедливо. «Я недавно среди бела дня видела на улице спящего пьяного мужчину в юбке. Если это считается допустимым, почему же на женщину в парандже косо смотрят? – сокрушается модельер. – Если у нас свобода, так пусть будет свобода для всех».

Выхожу из салона и застаю возле кассы клиентку. Светленькая девушка с короткой стрижкой в стандартном офисном костюме совещается с сотрудницей магазина:

— Я выбрала вон ту черную накидку…

— Ну что же вы все время черное покупаете! – сокрушается продавщица. – Может, пора уже попробовать что-нибудь поярче?!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here