komment

В недавно опубликованном интервью Росбалта на тему исламской экономики под интервью эксперта по данной тематике был также приведен комментарий «независимого эксперта», в отношении которого редакция MuslumEco.ru посчитала возможным сделать ответный комментарий.

Исламская экономика — система, пребывающая в стадии возрождения и становления, поэтому говорить о преимуществе других систем по отношению к исламской, основываясь только лишь на сравнении абсолютных величин финансовых показателей — все равно, что умножать число на ноль: сколь бы крупным оно не было, результат будет одинаковым.

В комментарии г-на Травина говорится: «А исламские страны в мире — аутсайдеры по всем позициям». Здесь не совсем понятно, что эксперт подразумевает под «исламскими странами», говоря о них как об аутсайдерах. Ни для кого не секрет, особенно для специалистов по Ближнему Востоку, что так называемые исламские страны отнюдь не являются субъектами, воплощающими в жизнь принципы ислама, будь то в экономике или в любой другой сфере. Гениальность исламской экономики в полном объеме может раскрыться в рамках любого суверенитета, но сейчас практически нет на земле правительств, руководствующихся положениями ислама в экономической политике. Слово «аутсайдеры» в таком контексте не может быть претензией на объективное описание действительности.

Автор комментария заявляет о свободе выбора западного человека: брать кредит или нет. Однако, ситуация когда человек дает в залог банкиру собственную независимость и жизненное время, и берет в обмен возможность взять в кредит телевизор с машиной — весьма превратное представление о свободе. Цель, которую преследует исламская экономическая доктрина — освобождение человека от власти другого человека для выполнения миссии, куда более серьезной, нежели гонка за призрачным экономическим комфортом и техническим прогрессом, тем не менее, не исключая возможность их достижения как промежуточную задачу.

Прогноз о судьбе исламского банка, который по мере секуляризации общества якобы должен сойти на нет, подводит читателя к вопросу: почему за 14 веков существования исламского общества с его подъемами и упадками, дух Писания жив и поныне со всеми своими принципами? Неужели события, происходящие в мире, говорят о предстоящей секуляризации общества?

Что касается сертификации на предмет соответствия стандартам «халяль». Уверенность в качестве халяльной сертификации поддерживается авторитетом людей, проводящих ее. В отличие от государственной сертификации, где у народа нет обратной связи с контролирующими органами и рычагов влияния на властные структуры, при наличии сомнения в адекватности организации и ее прозрачности, мусульмане обладают возможностью повлиять на ситуацию. Инициатива по созданию такого органа исходит снизу вверх, выражая потребность мусульман в нем. Обвинения в монополизме на рынке конфессиональных товаров выглядят некорректно. Можно подумать, халяль исчерпывается сертифицированной продукцией. Более того, стоит отметить, что среди мусульманских конфессиональных товаров также есть конкуренция.

Упоминание о перманентной революционной ситуации в мусульманских странах порождает встречное размышление. Выдаваемая автором за эталонную, американская экономика начала свое бурное развитие после гражданской войны 1861–1865 годов. События в исламском мире сегодня создают предпосылки для создания подлинной исламской экономической системы, некогда уже существовавшей и диктовавшей всему остальному миру правила игры.

Сегодня, по мнению многих экспертов, воздушная фьючерсная экономика переживает предсмертную агонию, и ориентация на real economy, предлагаемая исламом, видится очень перспективной. Апелляция к современным реалиям уже завтра может утратить свою аргументирующую функцию. Чем сильнее в России будет развита исламская экономика, тем выше ее шансы выстоять в изменившемся мире. Актуальность такой экономики явно недооценена из-за бросающегося в глаза западного «блеска», главная черта которого — хрупкость.

Казалиев Шамиль

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here