ИФ

Пока Британия ведет переговоры по продаже 82%-ного пакета акций Royal Bank of Scotland государственным инвестиционным фондам Абу-Даби, растущие финансовые ресурсы исламского мира вновь оказались в центре внимания.

Исламские финансы стартовали в 90-х гг довольно скромно, но со временем стали отраслью величиной в триллион долларов. На рынке существует практически единогласное понимание того, что у исламских финансов блестящее будущее – благодаря благоприятной демографической ситуации и росту уровня доходов в мусульманских общинах.

Несмотря на скептицизм в отношении совместимости исламских и мировых финансов, ведущие банки покупают исламские облигации и открывают подразделения специально для деятельности в области исламских финансов.

В немусульманских финансовых центрах – Лондоне, Сингапуре и Гонконге – принимаются специальные законы, регулирующие деятельность исламских банков и других финансовых учреждений такого характера.

Как следует воспринимать такое развитие событий с точки зрения западных финансов и мейнстримового экономического анализа? Действительно ли исламские финансы представляют жизнеспособную альтернативную финансовую систему?

Этот вопрос, на самом деле, очень серьезен. Не так давно к исламским финансам поверхностно относились к системе с нулевыми процентными ставками, которая приведет к неадекватному и неэффективному распределению и использованию ресурсов. Однако, по иронии, обычные центральные банки в наше время регулярно используют именно такие методы монетарного стимулирования, когда реализуют «количественное смягчение».

Существует два центральных принципа исламских финансов: строгий запрет взимания процентов при финансовых сделках и высокие моральные стандарты в отношении кредиторов и заемщиков. Интересно, что самое лучшее экономическое объяснение системы с нулевыми процентными ставками приведено в «Общей теории» Джона Мейнарда Кейнса: «Предписания против ростовщичества принадлежат к числу наиболее древних из известных нам экономических практик. В мире, где никто не чувствовал себя в безопасности, было почти неизбежно, что норма процента, если ее не сдерживать всеми доступными средствами, поднималась слишком высоко и препятствовала адекватному побуждению инвестировать».

Кейнс предположил, что только крайне низкие или нулевые процентные ставки могут обеспечить полную занятость и справедливое распределение благ. Одобрение такой политики Кейнсом вовсе не делает ее идеально верной, но его исследования предполагают, что это следует рассматривать самым серьезным образом.

Важно, что несмотря на запрет процента в исламских финансах, прибыль в запрет не включается, а она проистекает из различных договоров, совмещающих финансы и предпринимательство. По сути это система разделения прибыли и рисков.

Поэтому исламские финансы контрастируют с нынешней господствующей системой, основанной на процентных долгах, в которых теоретически риски переносятся на кредиторов. Многие экономисты согласятся, что долговое финансирование ведет к большей нестабильности, чем капитальное финансирование, характерное для исламских финансов.

Если этические ценности исламских финансов, основанные на законе Шариата, способны на практике минимизировать моральный риск и опасность злоупотребления полномочиями финансовых учреждений, то исламские финансы смогут стать серьезной альтернативной текущим производным финансовым моделям.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here