imgВ интервью порталу Umma-News.ru имам-хатыб Местной религиозной организации мусульман города Малоярославца Калужской области Ринат Баткаев подвел итоги первых трех лет работы общины, рассказал о жизни общины, ее развитии, проблематике мирного сосуществования различных религий и перспективах строительства мечети.

U.N.: Ринат хазрат, ассаляму алейкум. На днях мусульманской общине города Малоярославца исполняется три года. Возраст, конечно, достаточно юный, но тем не менее, вам, наверное, есть о чем рассказать нашим читателям.

Р.Б.: Ва алейкум ассалям, мир вам! В городе Малоярославце Калужской области с 30 годов прошлого века компактно проживают татары, выходцы из Нижегородской области, которые в меру своих возможностей исповедовали религию и проводили на своих квартирах религиозные обряды и мероприятия. В 2005 году татарской общиной города была предпринята попытка строительства мечети. Но она, по воле Всевышнего, успехом не увенчалась.

Весной 2009 года группа мусульман Малоярославца обратились в ДУМЕР с просьбой оказать содействие в создании в городе религиозной организации. Я тогда учился на третьем курсе Московского исламского колледжа. Мне предложили возглавить общину и 3 июля 2009 года была проведена первая Джума молитва. Параллельно мы вели работу по регистрации. В январе 2010 года община была зарегистрирована и получила статус Местной религиозной организации мусульман города Малоярославца Калужской области.

Община учреждена гражданами России, татарами, проживающими в Малоярославце. Но несмотря на то, что организация создана татарами, татарской она не является, поскольку представляет собой не национально-культурную, а религиозную общность и открыта для всех жителей Малоярославца, исповедующих ислам, какой бы национальности они не были.

Среди членов и прихожан общины есть верующие разных национальностей: татары, башкиры, узбеки, таджики, туркмены, дагестанцы, чеченца, азербайджанцы и другие. Поэтому богослужения в общине ведутся на арабском и русском языках. Арабский язык – это язык Корана, а русский – это общепонятный язык. Ведь какой толк от проповеди на татарском языке, если большая часть верующих его не понимает. Поэтому, русский язык – самый удобный. А на наших национальных языках мы общаемся в другое время: на меджлисах, на занятиях в воскресной школе и так, между собой.

В общине исповедуется традиционный для мусульман России ислам Ханафитской правовой школы. Руководитель общины (имам-хатыб) утверждается на должность муфтием шейхом Равилем хазратом Гайнутдином.

С момента образования и по настоящее время мы располагаемся в частном жилом доме, предоставленном во временное пользование одним из прихожан. В нем община проводит Пятничные молитвы, праздничные богослужения, собрания и торжественные мероприятия. Малоимущим членам общины оказывается социальная помощь, на дому у членов общины и прихожан проводятся религиозные обряды и службы.

В прошлом году в воскресной школе состоялся первый выпуск, пять человек получили дипломы о начальном религиозном образовании. В том же году двое ребят приняли участие в Московской олимпиаде учащихся исламских учебных заведений. Победить не победили, зато дух и атмосферу олимпиады ощутили в полной мере, а это самое важное. Сейчас религиозное обучение проходят 8 человек.

В 2011 году община получила землю на кладбище. За что, конечно, мы искренне благодарим главу городской администрации Гейзера Александра Александровича.

Наша организация работает по принципу фиксированного членства, при котором верующие, посещающие общину, подразделяются на две категории: члены общины и ее прихожане. Членами общины являются совершеннолетние граждане России, исповедующие ислам, постоянно проживающие в городе Малоярославце Калужской области и принятые в общину на основании заявления. Соответственно, все те, кто не соответствуют вышеуказанным критериям членства в организации, являются ее прихожанами. Что, впрочем, ни в коей мере не лишает их каких-либо возможностей при отправлении в общине своих духовных и религиозных потребностей.

На данный момент в общине зарегистрировано 46 членов и порядка 1 000 прихожан. На Пятничную молитву приходят 50 – 60 человек, на Праздничную от 500 до 1000.

Соответственно, можно с полной уверенностью сказать, что в Малоярославце сложилось мусульманское сообщество, сформированное из граждан России, юридически оформленное в местную религиозную организацию, регулярно проводящее обряды и ритуалы, предусмотренные исламским вероучением. И мусульмане, как и верующие любой другой религии, для полноценного отправления своих обрядов и совершения богослужения нуждаются в своем храме – мечети.

Кроме того, в городе существует группа мусульман, представленная гражданами иностранных государств – трудовыми мигрантами. При этом можно сколь угодно долго спорить о необходимости и целесообразности их нахождения в России, но раз уж они тут оказались, то с ними необходимо работать, их необходимо интегрировать в общественную жизнь, их необходимо знакомить с культурой и традициями города, области, страны.

И мусульманская община города, вольно или невольно, выступает в качестве точки сборки разрозненных групп трудовых мигрантов в единую общину и самим фактом своего существования обеспечивает, в силу своих возможностей, решение задач по их интеграции и социальной адаптации. Потому что первое, что ищет мусульманин, попав на новое место жительства – это мечеть, то есть место совершения коллективных богослужений, обретения религиозных знаний и получения консультаций имама по тем или иным вопросам.

U.N.: Ринат хазрат, а как у вас обстоят дела с органами государственной власти, контакт, взаимодействие есть?

С самого начала нашей деятельности мы придерживаемся следующих принципов: законопослушность, информационная открытость и готовность идти на контакт со всеми заинтересованными сторонами. И конечно, органы власти являются нашими главными партнерами.

Установлен контакт с городской и районной администрацией. Как я уже сказал, городская администрация решила вопрос с организацией захоронений по мусульманскому обряду. Это очень важный для нас момент. Еще раз благодарим.

Нашу работу проверяли сотрудники Прокуратуры и силовых ведомств: новая община, новый имам, где учился, кто учителя, какие цели и задачи. Мы с уважением относимся к таким проверкам, так как понимаем, что каждый из нас находится на своей работе и выполняет свой гражданский и профессиональный долг.

Министерство юстиции, налоговая инспекция, страховые фонды. Отчетность, взносы. Все как у обычной организации.

U.N.: Вы упомянули о мечети. Расскажите о планах общины на этот счет.

Р.Б.: Да, нам представляется насущной потребность мусульман Малоярославца в культовом сооружении. Конечно, конфликт 2005 года оставил неприятный след в наших душах, но раз уж так вышло, значит, на это была воля Всевышнего. Но уроки из той ситуации извлечь должны все: и община, и жители города, и администрация.

U.N.: Вы упомянули о мечети. Расскажите о планах общины на этот счет.

Р.Б.: Да, нам представляется насущной потребность мусульман Малоярославца в культовом сооружении. Конечно, конфликт 2005 года оставил неприятный след в наших душах, но раз уж так вышло, значит, на это была воля Всевышнего. Но уроки из той ситуации извлечь должны все: и община, и жители города, и администрация.

Будем надеяться, что когда община снова поднимет этот вопрос, то все пройдет в ином, мирном русле. Мы, со своей стороны, можем гарантировать полную открытость в вопросе строительства мечети. При этом, конечно, я должен честно сказать, что вопрос «надо строить мечеть или не надо строить мечеть» — дискуссионным не является. Если община созрела для строительства мечети, если у нее есть потребность в собственном культовом сооружении, если верующие готовы нести моральное и материальное обременение по строительству и содержанию своего храма, то пора строить мечеть.

А вот такие вопросы, как: где строить, как строить, каких размеров, как органично вписать мечеть в структуру города – это да, это вопросы, требующие глубокой проработки, всестороннего открытого обсуждения и учета всех точек зрения.

Наша цель, по большому счету, не мечеть, наша цель – мирное сосуществование, культивирование уважения и ведение диалога между мусульманами Малоярославца и окружающими. Тут наш дом, тут мы живем, тут мы работаем, тут похоронены наши родители, тут рождаются наши дети. Мы хотим жить в мире и согласии с окружающей средой, свободно исповедуя при этом свою религию.

Поэтому, когда время придет, мы выступим с обращением в адрес администрации города с просьбой об отводе земельного участка для строительства мечети. И очень надеемся, что органы власти нас услышат, примут положительное решение и предложат возможные варианты землеотвода, которые, безусловно, должны будут пройти процедуру всестороннего обсуждения и согласования со всеми заинтересованными сторонами. По-другому и быть не может, я так думаю.

U.N.: Ринат хазрат, а не проще, учитывая негативный опыт 2005 года — отказ в землеотводе для строительства мечети, собрать деньги с верующих, купить любой понравившийся вам участок и построить на нем мечеть?

Р.Б.: Во-первых. Я не считаю тот опыт негативным. Опыт, пусть даже и отрицательный – он всегда позитивный, если, конечно, мы умеем извлекать уроки и делать работу над ошибками.

Во-вторых, что касается покупки участка. Да, мы могли бы пойти по пути тех общин, которые не обращаются в органы власти с прошением об отводе земли, а просто покупают удобный участок земли и строят на нем мечеть. Но такой подход, как правило, чреват конфликтом, ростом социальной напряженности, испорченными отношениями. Не хотелось бы.

И еще один, очень важный момент. Вопрос строительства мечети – это не вопрос прихоти имама или общины, это вопрос, если хотите, государственной важности. Поэтому и решение его должно начинаться исключительно через обращение в администрацию.

Вот этот будущий, если пожелает Аллах, процесс землеотвода и покажет уровень зрелости нашего общества. Обозначит степень готовности органов государственной власти решать такие вопросы, выявит уровень зрелости религиозного самосознания и гражданской солидарности жителей города, покажет реальный, а не декларируемый, уровень реализации прав и свобод граждан нашей страны.

Если же все получится и нам выделят землю, место всех устроит, и мы приступим к строительству мечети, то значит все хорошо: общество наше растет, мы научились извлекать уроки, мы стремимся к построению настоящего гражданского общества.

Ну а если будет отказ и нам опять не дадут строить мечеть, то значит, увы, опять двойка, всем. И мне, как имаму, придется очень хорошо подумать, какими словами объяснить верующим, почему они, граждане своей страны, не имеют права на совершение молитв в мечети. Если будет отказ, то будем думать, что делать дальше.

Но, это все вопросы будущего и негоже верующему человеку загадывать о нем. Путь длинный, путь непростой. На все воля Всевышнего, а от нас – усердие и благочестие.

U.N.: Да, ваша позиция по этому вопросу более чем понятна. Какие у общины есть пожелания касательно места строительства мечети?

Р.Б.: Местом строительства мечети может быть любая точка на территории города Малоярославца, которая будет определена с учетом социальных, культурных и религиозных традиций города на общем собрании некой, как мне видится, «рабочей группы», составленной из представителей мусульманской общины, православной общины, органов власти, общественности.

Хотелось бы, чтобы мечеть находилась в пределах доступности общественным транспортом, с тем, чтобы верующие, не имеющие собственных транспортных средств, могли свободно до нее добраться.

Очень часто, в беседах с жителями города, звучит мысль: «Почему вы хотите построить мечеть именно в городе? Стройте в районе, в селе Ерденево, например. Или, вот дали вам кладбище, на нем и стройте».

Отвечая на это предложение, я хочу сказать, что храмы должны строиться там, где живут нуждающиеся в них люди. Общину же создали жители города Малоярославца, а не жители села Ерденево. И мусульмане Малоярославца желают, чтобы мечеть была рядом с местом их проживания, чтобы верующие, особенно пожилые и дети, могли без проблем до нее добраться.

А мусульманам села Ерденево ничего не мешает создать свою общину, зарегистрировать в установленном законом порядке религиозную организацию и обратиться в администрацию своего населенного пункта с просьбой о выделении земли на территории своего места жительства.

А что касается строительства мечети на кладбище, то это канонически недопустимо.

U.N.: У вас уже есть представления о том, какой будет мечеть, каких размеров?

Р.Б.: Проекта мечети у нас пока нет, зачем спешить. Будем отталкиваться исходя из ситуации с отводом земли. Какой будет участок, в каком месте и так далее.

Прежде чем отвечать на вопрос о размерах мечети надо пояснить, что мы подразумеваем, когда говорим «мечеть»? Мечеть – это культовое мусульманское сооружение, позволяющее:

совершать индивидуальные и коллективные богослужения;

проводить беседы с имамом и обучение религии;

проводить собрания членов общины;

провожать умершего в последний путь.

Как видите, ничего из ряда вон выходящего нет. Во все времена храмы, и не только мусульманские, строились при общине и для общины. Отсюда и вытекают конструктивные особенности мечети. Учитывая перечень вышеуказанных задач можно описать примерное устройство храма. Мечеть должна состоять из следующих помещений:

помещение для администрации общины;

помещение для совершения ритуального омовения;

молельный зал с разделением на мужскую и женскую части;

помещение для воскресной школы (класс, библиотека);

помещение для проведения собраний и торжеств;

помещение для проводов умершего человека;

технические помещения: кухня, котельная, сторожевая.

В обычные дни молельный зал, учебный класс и зал торжеств будут использоваться по своему прямому назначению. А в дни праздников, чтобы вместить всех верующих в здании мечети, они могут использоваться как расширение к молельному залу.

Что касается такого момента, как наличие и высота минаретов, то могу сказать, что это момент не существенный, не критичный. Если по месту расположения мечети наличие минарета будет уместным, то он будет, если нет, то нет. Но тут, конечно, надо понимать, что с точки зрения архитектуры мечети наличие небольшого минарета было бы уместным, но повторюсь, это не критично.

Призыв к молитве (азан) за пределы здания мечети транслироваться не будет, так как в этом нет никакой необходимости. Верующие знают время молитв и сами собираются к назначенному времени. Азан звучит только внутри мечети. По праздникам, два раза в год, когда верующие не вмещаются внутри мечети, допускается трансляция проповеди на улицу.

Минимальным размером участка земли для мечети является площадь в 15 – 20 соток, то есть формат стандартного участка под ИЖС. Лишние площади не нужны.

Что касается самого строения, то, если того пожелает Аллах, это будет одноэтажное здание с мансардой и цокольным этажом, полезной площадью 200 – 300 кв. метров. Максимальная вместимость мечети будет составлять порядка 500 человек. Еще такое же количество мусульман сможет разместиться на территории мечети. То есть, мечеть должна вмещать до 1 000 верующих в дни праздников.

Понимаете, размер мечети должен соответствовать потребностям общины. Как показывает практика, вместимость 500 человек – это оптимальный размер мечети для общины нашего уровня. Больший размер не целесообразен, так как храм мало построить, его еще и содержать надо. Есть, к сожалению, много примеров, когда небольшие мусульманские общины начинают строить большие мечети. В итоге долгострой, неустроенность.

U.N.: Ринат хазрат, почему бы вам не построить мечеть в более крупном населенном пункте, в Обнинске, например. Там и мусульман больше и средства проще изыскать на строительство мечети.

Р.Б.: Вы знаете, в вопросе строительства мечетей я придерживаюсь той точки зрения, что мечеть – это не самоцель. Целью является создание условий для нормального исповедания ислама жителями того или иного населенного пункта. Поэтому, прежде чем строить мечеть, необходимо сделать ряд предварительных шагов: нужно собрать актив, создать общину, пройти процедуру ее регистрации, арендовать помещение, организовать проведение Пятничной молитвы, запустить образовательный процесс. Все надо делать поэтапно. Именно этим, поэтапным развитием общины, мы и занимаемся последние три года. И вот теперь, как нам видится, можно подумать и про мечеть.

Иногда ко мне обращаются мусульмане Обнинска с вопросом о строительстве мечети. Говорят: «У нас есть спонсоры, нас тут много, нам нужна мечеть. Помогите». Отвечаю: «Отлично, где ваша община? Кто будет содержать храм? Кто будет нести ответственность за порядки в нем? Нет общины? Раз нет общины, то о какой мечети вы ведете речь».

Мечети надо строить только там, где есть религиозная организация, которая способна нести ответственность за содержание мечети. Поэтому, когда мусульмане Обнинска создадут свою общину, вот тогда им и можно будет думать о строительстве мечети.

Пусть у нас будет своя мечеть, соответствующая нашим запросам. У них, в Обнинске, своя, соответствующая их запросам. В Калуге – своя. Это логично и правильно. А вот строить в Малоярославце мечеть на 5 000 человек, мотивируя это нехваткой мечетей в области – нелогично и неправильно. Каждому по потребностям.

Пусть мусульмане Калужской области собираются в общины и обустраивают свой религиозный быт по месту своего жительства.

U.N.: На какие средства будет строиться мечеть? Откуда деньги?

Р.Б.: В вопросах финансирования нашей деятельности мы полагаемся исключительно на собственные источники: членские взносы и добровольные пожертвования. Вот живет в городе 1 000 мусульман, на них и ориентируемся. В идеале, все они должны быть членами общины и нести обременение по ее строительству и содержанию. Членские взносы – это основа, базис.

U.N.: Ринат хазрат, вы в общине уже три года. С момента прошлой попытки строительства мечети прошло семь лет. Как вы думаете, какой будет реакция на инициативу общины построить мечеть в этот раз?

Р.Б.: Я думаю, что мнения разделятся, будут сторонники нашего проекта, будут и его противники. Это нормально. Главное, чтобы процесс обсуждения шел в рамках правового поля. Диалог и еще раз диалог. Я не сторонник кулуарных решений.

Мы понимаем, что Малоярославец – это город со старинными православными традициями, о чем свидетельствует большое количество храмов, расположенных на его территории. И это, конечно, вносит определенную специфику в обсуждаемый вопрос. Но, общаясь с православными, я вижу разную реакцию. Одни говорят, что категорически нет, другие – не возражают. Единства в православной общине города на этот счет нет.

В прошлом году я выступал с лекцией в одном из образовательных заведений города, аудитория – студенты заочники, 25 – 40 лет. Обсуждаем вопрос мечети. Одна девушка говорит: «Я в прошлый раз была против мечети и теперь буду против ее строительства». Начинаем разговаривать, выяснять причины протеста. Оказывается, что причина протеста – страх, обычный человеческий страх, вызванный неизвестностью. Мы боимся того, чего не знаем.

Диалог, диалог нужен. Люди просто боятся, боятся неизвестности и это — нормальная и естественная реакция. Было бы странным, если бы ее не было. А вот какой эта реакция является, в какие формулировки облекается и через какие поступки проявляется – это отдельный момент, на котором я бы хотел подробно остановиться.

Есть у меня «копилка», в которую я за годы работы в общине складываю те или иные возражения против ислама, против мусульман, против строительства мечети в Малоярославце. Сейчас поделюсь с вами тем, что говорят наши сограждане, когда протестуют против мечети или против ислама в целом. За жесткость формулировок, если что, заранее прошу прощения, как услышал, так и рассказываю. И раз уж повод есть, дам свои ответы на эти возражения.

— Малоярославец – исконно русский, православный город, в котором нельзя строить храмы других религий, так как это нарушит вековые традиции города и оскорбит историческую память и чувства православных верующих.

Да, Малоярославец является старинным городом с большими православными традициями. С этим глупо спорить. Но история города является достоянием не только русского народа или только православных верующих. История города, области или страны – это наше общее достояние. Как, например, разделить кровь предков, погибших, защищая наш город на фронтах войн 1812 иди 1941 годов?

Вот сейчас Малоярославец претендует на присвоение почетного звания «Города воинской славы». И мы, мусульманская община города, искренне желаем этого, потому что это увековечит и сохранит память героев Великой Отечественной войны, в том числе и наших единоверцев.

Местная земля буквально пропитана кровью мусульман, погибших в битвах Великой Отечественной войны. Вот что пишет об этом Эрик Аубакиров, Алматы: «В селе Детчино держал оборону 1083-й полк актюбинской дивизии. Несколько дней три немецких полка безуспешно пытались выбить наших бойцов. Семь раз Детчино переходило из рук в руки. Господствующая высота 209,9 была нашпигована металлом и пропитана кровью. Так и не сумев взять Детчино, немцы обошли ее с тыла. Еще два дня полк дрался в окружении. Только когда закончились боеприпасы, бойцы пошли на прорыв. Из двух с половиной тысяч бойцов в живых осталась лишь сотня».

Знать и уважать историю надо, обязательно. Но, уважая историю, нельзя забывать и о том, что однажды и сегодняшний день станет историей. Да, был период, в котором религиозная палитра города была раскрашена преимущественно в один цвет. Но время идет, общество меняется, люди мигрируют с места на место, происходит взаимопроникновение культур, религии и традиций. Это все естественные процессы, это – вызовы нашего времени.

И что же теперь делать? Запретить в городе все религии кроме Православия? Нереально. Обратить мусульман в Православие? Еще более нереально. Выдавить мусульман из поля зрения, загнать их в подвалы и чердаки, где они будут слушать проповеди о том, как плохие христиане им мечети строить не дают? Можете не сомневаться, сразу же найдутся желающие оседлать эту лошадь. Это путь к беде.

И потом, какие именно православные традиции будут поруганы, как об этом говорят противники мечети, если в городе появится мусульманский храм? Или как это заденет и оскорбит чувства верующих? Или, может быть, кто-нибудь сможет показать мне цитату из Евангелия, где есть канонический запрет на строительство мечетей?

Нам, мусульманам и православным, нужно не бороться друг с другом, а мирно сосуществовать, объединяя усилия в борьбе с пороками общества. Нам нужно находить общие точки взаимодействия и строить общество, основанное на добре, мире, взаимоуважении и сохранении исторического наследия. Наши Учителя: Иисус Христос и Мухаммад, они же именно эту весть людям от Господа их принесли.

— Россия – православное государство, в котором русские – титульная нация, а мусульмане – пришлые, которые никогда тут не жили, поэтому они в принципе не имеют права на строительство своих культовых сооружений.

К сожалению, это довольно частый довод. Ну что можно ответить таким людям? Можно только открыть Основной закон государства и напомнить, что Россия – светское государство, в котором все признанные государством религии равны в своих правах.

Россия – светское государство, которое с уважением относится ко всем религиям и верованиям, представленным на ее территории. А мусульмане – вторая по численности религиозная группа граждан нашей страны. И еще, на минуточку, ислам на территории России появился чуть раньше (922 год), чем христианство (988 год), поэтому говорить о некой монополии христиан на территорию России в целом и наш город в частности, как минимум не корректно.

— Ислам является чуждой религией для России. Пусть уезжают в свой Дагестан (Татарстан, Узбекистан, Саудовскую Аравию) и живут там. Мы же к ним не едем и свои порядки не устанавливаем.

Порой диву даешься логике некоторых наших сограждан: идите в свой Татарстан, Дагестан и там живите. То есть, живите где угодно, только не рядом с нами, не в России. А что, эти регионы не Россия? По-моему, это не очень хорошие симптомы, симптомы болезни, которая, если поразит наше общество, то не оставит Россию в ее текущих границах. Ладно, когда такие вещи говорят явные враги государства, но если об этом говорят простые обыватели, наши сограждане… Печально, очень.

И в Саудовскую Аравию нас тоже отправлять не надо. Ну, выбрал Господь землю Аравии для своего Откровения. Ну и что? Божье слово же не только к арабам было адресовано, оно ко всем людям обращено. Вот Евангелие, оно как, ко всем народам Земли обращено или только к народу Израиля?

Да и почему мы должны уезжать куда-либо, если здесь наш дом, наша работа, наш погост, в конце концов?

— Мусульмане – террористы, они только зло людям несут. И врут они, что ислам – религия мира и добра. Сколько людей погубили, ироды проклятые.

Поймите, «мусульманин» – не равно «преступник». Но если мусульманин совершил преступление, то значит он – преступник и его ждет справедливый суд. Вот если ваш сосед по лестничной площадке завтра магазин ограбит, вы будете за него отвечать? А если вам окружающие скажут: «Раз ты живешь с ним на одной площадке, то ты тоже такой, плохой, потенциальный преступник», — вы как к этим словам отнесетесь?

— Пусть эти мусульмане сначала в Мекке церковь построят, а потом мы подумаем, разрешить ли им в России мечети строить.

Это не аргумент. В России испокон веков мусульмане и христиане рядом жили. А в Аравии такого нет. Нет у них исторического опыта совместного проживания на одной территории народов разных национальностей и верований. А у нас есть, 160 коренных народов. И это — наше достояние, так давайте его беречь и приумножать.

— Почему вы хотите построить мечеть именно в Малоярославце? Что, других мест в Калужской области нет?

На это я уже выше ответил. Община в Малоярославце находится, учредили ее жители города. Так почему же мы должны ездить на молитву в Калугу или куда-либо еще? Мы здесь живем. И мечеть хотим рядом с домом своим иметь. Разве не логично?

— Понаехали тут, эти мигранты. Оккупировали все. Ходить уже страшно по городу. Если мечеть построить, то их тут еще больше будет, сразу все сюда жить приедут.

Ну, во-первых, не мы их сюда приглашали, не мы им вид на жительство и разрешение на работу выдавали, не мы им регистрацию делали. Если государство допускает трудовую миграцию, то все вопросы к государству. Во-вторых, эти люди: узбеки, таджики, киргизы — они не от хорошей жизни сюда приехали. В-третьих, их тут уже и так 10 000 человек, и без мечети. В-четвертых, с этой группой нужно работать. Игнорировать их, закрывать глаза на эту проблему нельзя, это преступная позиция.

Они же все-равно будут свои обряды проводить, религию соблюдать, имамов заезжих слушать. Вы этого хотите? Я думаю, что нет. Поэтому пусть лучше они к нам в мечеть придут, молитву совершат, с имамом побеседуют, на ясном русском языке проповедь послушают про правила и нормы поведения, про соблюдение законов принимающей стороны. Или вы все-таки хотите, чтобы они были предоставлены сами себе?

Вот скажите, кто-нибудь сейчас в городе или районе ведет целенаправленную работу по интеграции мигрантов в наше общество, кто-нибудь собирает их, кто-нибудь учит их, что нарушать законы – грех, что обижать людей — грех? Покажите, кто этим занимается?

А мы этим занимаемся, в силу наших возможностей, конечно. На Пятничную молитву, например, не меньше 50 мигрантов приходит, а в праздники еще больше. А еще они и их дети учатся у нас в воскресной школе.

— Вот построят они свою мечеть, и будут баранов на улице, на глазах у наших детей резать.

Никто баранов на улицах не режет. Мы на праздник Курбан байрам едем на ферму и там обряд исполняем. Так что тоже не аргумент.

— Вот построят они свою мечеть, и будет у нас в Малоярославце свой Проспект Мира, они же весь город перекроют на праздники. Вот пусть в Москву и ездят.

Да, это проблема. Вот и давайте начнем ее решать. Давайте мечети строить. Пусть в Малом будет мечеть, пусть в Обнинске будет мечеть, в Калуге. Пусть в Москве будет 20 мечетей. Тогда и пробок не будет.

Или давайте, для лучшего понимания ситуации, всех христиан Малоярославца на Пасху в Казанский храм соберем. Я думаю, что движение на Сенной площади сразу встанет.

— Вот построят они свою мечеть, и будут по утрам народу спать не давать своими призывами на молитву через громкоговорители.

Опять повторюсь, нет никакой нужды призыв на молитву на улицу транслировать.

— Нет, рано вам еще мечеть строить. Поработайте еще лет 10, зарекомендуйте себя в глазах местного населения. И тогда может быть, можно и мечеть строить.

Знаете, когда власть не хочет или не способна решать вопрос строительства мечети, то обычно предлагают «подождать», под предлогом, что народ (местное население) еще не готов принять мусульман, которые, если что, также являются местным населением. В 2005 году, насколько мне известно, мусульманам уже было предложено подождать. Ну да, ждем, 7 лет прошло. Сколько еще ждать?

С народом работать надо, а не страшилками про ислам пугать. Если люди чего-то боятся, что-то их волнует, то пусть скажут об этом, и мы постараемся заполнить этот информационный вакуум знаниями и достоверной информацией.

И еще очень важно, чтобы органы власти не пускали процесс развития мусульманской общины города на самотек, не устранялись от решения наших проблем, не перекладывали свои текущие обязанности на плечи следующей команды, но были модераторами этого процесса, были его активными участниками. Вели процесс, руководили им, остужали горячие головы, ставили провокаторов на место, помогали находить компромиссы в сложных ситуациях. Потому что дело это — общее. И решать его нужно только сообща.

U.N.: Ринат хазрат, спасибо за содержательную беседу. Пусть Аллах поможет вашей общине.

Р.Б.: Аминь. И вам большое спасибо.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here