В декабре 2011 года Россию официально приняли во Всемирную Торговую Организацию (The World Trade Organization, ВТО). Обсуждение плюсов и минусов вступления обсуждается уже не первый год, но к единому знаменателю эти мнения так и не свелись.

Нас заинтересовала тема, а какие взаимоотношения сложились между ВТО и исламскими странами? Сколькие из них уже являются членами этой организации, какие плюсы и минусы принесло вступление, с какими трудностями сталкиваются исламские страны на пути интеграции в мировое торговое сообщество?

Коротко о ВТО. ВТО позиционирует себя как организация, которая способствует глобализации торговых отношений и снижению взаимных барьеров между странами на пути к экономическому сотрудничеству. Эта организация имеет в своем распоряжении множество документов и нормативных соглашений, которые являются обязательными для стран-участниц ВТО. В основе деятельности организации лежат три международных соглашения:

  • Генеральное соглашение по тарифам и торговле (General Agreement on Tariffs and Trade, GATT) — международное соглашение, принятое на Бреттон-вудской конференции в 1947 году с целью восстановления экономики после Второй Мировой войны при помощи либерализации международной торговли от ограничений. Основная цель GATT — снижение барьеров в международной торговле. Это было достигнуто благодаря уменьшению тарифных барьеров, введению импортной квоты и торговых субсидий через различные дополнительные соглашения.
  • Генеральное соглашение по торговле услугами (General Agreement on Trade in Services, GATS). Соглашение предусматривает урегулирование торговли услугами согласно правилу «Полное покрытие», т.е. укрупнение рынков торговли услугами на международном уровне в соответствии с соглашением, независимо от способа предоставления услуг.
  • Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights, TRIPs), которое затрагивает: авторские и смежные права; право патента на изобретение; географические указания; права на промышленные образцы.

Существуют и другие соглашения ВТО, которые являются обязательными для стран-участниц, подписавших их.

На сегодняшний день большинство развитых исламских стран являются членами ВТО, что составляет около 14% стран-членов ВТО. Но, несмотря на то, что крупнейшие исламские страны — Индонезия, Пакистан, Бангладеш, Турция и Египет — уже являются членами ВТО, западные страны по-прежнему не спешат проводить переговоры по Соглашению о свободной торговле с этими государствами, в частности, по причине культурных, правовых и политических различий. Например, несмотря на поддержку со стороны Евросоюза, США бойкотировали заявление Ирана на вступление в ВТО в 2002 году. Иордания — одно из немногих государств исламского мира, с которым США подписало Соглашение о свободной торговле. Однако объем торговли между двумя странам незначителен. С другими государствами в подобных переговорах значительного прогресса достигнуто не было.

И все же исламские страны постепенно интегрируются в систему свободных торговых соглашений, а также пытаются модернизировать их финансовые структуры. Но этот процесс идет медленно, а значит, экономика стран каждый год недополучает выгоду от торгово-экономических отношений с другими государствами.

Конечно, сравнить экономику исламских стран между собой вряд ли получится, так как все страны исламского мира живут в разных экономических, политических и культурных условиях. К примеру, экономика стран Залива базируется на добыче и продаже полезных ископаемых. Страны Африки представляют собой совсем иную картину, основными здесь являются продовольствие и туризм. Экономику Турции, Ирана, Малайзии и Индонезии также крайне тяжело сравнивать друг с другом.

Ренат Бекин в своем исследовании «Перспективы экономической интеграции мусульманских стран» пишет: «Для подавляющего большинства мусульманских стран характерны такие проблемы, как нерациональное использование природных ресурсов и полученных от его использования доходов, преобладание монокультур в статьях экспорта, нехватка инвестиций, дефицит квалифицированных специалистов, низкий уровень развития технологий и их использования в промышленности и др.

Высокие политические риски также не способствуют развитию инвестиций в мусульманские страны. Во всех мусульманских странах ощущается недостаток в прямых иностранных инвестициях. В мире ислама не было осуществлено эффективное международное разделение труда.

В большинстве мусульманских стран финансовая либерализация — непременное условие на пути интеграции — видится как весьма отдаленная перспектива.

Анализируя интеграционный опыт мусульманских стран, необходимо отметить, что помимо политических противоречий на пути экономического сотрудничества мусульманских стран стоят такие существенные препятствия, как различия в уровнях социально-экономического развития, а также географическая и, соответственно, транспортная разбросанность, которая затрудняет создание масштабных региональных интеграционных проектов».

Естественно, рынок ни одной исламской страны после присоединения к ВТО не остался прежним. Изучив ряд аналитических обзоров, можно прийти к выводу, что наряду с некоторыми преимуществами, которые дает членство в ВТО, страны также получают и определенные проблемы. Круг тем для обсуждения слишком широк, чтобы обсудить их в одной статье, но мы постараемся рассмотреть основные аспекты членства исламских стран в ВТО. Возможно, не стоит рассматривать очевидные утверждения о том, что некоторые отрасли промышленности исламских стран страдают от открытия внутреннего рынка для иностранных товаров. К примеру, как это произошло на торговом рынке «Акаба» в Иордании и на международном рынке «Даби».

Первый аспект, который хотелось бы затронуть, касается противоречий между соглашениями в рамках ВТО и исламским правом. В теории, если положения в многосторонних или региональных торговых соглашениях несовместимы с нормами ислама, исламские нормы должны превалировать в ущерб торговому соглашению сторон. Но на практике, зачастую, происходит обратная вещь. Иногда исламские страны находят «лазейку» в правилах ВТО для того, чтобы соблюсти религиозные запреты исламского права. Вышеупомянутые Соглашения GATT и GATS дают членам ВТО право на ограничение торговли по культурным целям, и одновременно сохранять культурные объединения, которые члены ВТО стремятся сохранить.

Многие страны исламского мира на сегодня в глобальном плане не применяют религиозные законы в экономической сфере. Также государства постепенно отходят от традиционных религиозных понятий и пытаются модернизировать механизмы, которые регулируют различные инструменты торгово-экономических отношений, не нарушая основных принципов ислама. Часть стран, например, Ливан, Египет, Тунис и Марокко, модифицировали свои гражданское и коммерческое законодательства, приведя их к международному праву. Другая группа исламских государств, таких как Сомали, Иордания и Судан, сформировали свои законы на основе системы общего права. Таким образом, идет процесс некоего встраивания светских правовых идей в систему религиозных норм. Тем не менее, исламское право по-прежнему остается важным элементом в некоммерческих областях жизни, например, в семейном праве.

Процессу «вестернизации» препятствует процесс усиления влияния ислама в различных сферах общественной жизни и политики. Например, в 2001 году пакистанский Верховный суд постановил, что взимание процентов идет вразрез с исламским правом. Суд утвердил, что любые ставки, взимаемые банками и другими финансовыми учреждениями, подпадают под запрет. Также совсем недавно в Малайзии ученые из Национального совета фетв выпустили решение о запрете для мусульман на торги валютой, признав такие операции нарушающими законы ислама (В том числе и торги на бирже Forex).

Взаимодействие между исламской культурой и международными правилами торговли уже породило многие правовые споры, среди которых бойкот иностранных товаров и бойкот некоторых членов ВТО, основанный на религиозных (культурных) причинах. Одним из примеров является бойкот датских товаров и услуг в знак протеста против карикатур с изображением пророка Мухаммеда, опубликованных в датских газетах. Этот бойкот имел серьезные экономические последствия для некоторых датских компаний, основным рынком сбыта которых является Ближний Восток. Что касается бойкота стран-членов ВТО на основе религиозных причин, ярким примером здесь является бойкот Израиля многими исламскими странами. В статье 20 Соглашения по большой арабской зоне свободной торговле (The Greater Arab Free Trade Area, GAFTA) напрямую указывается, что в случае присоединения к Соглашению, участники обязаны бойкотировать государство Израиль. Эти два случая показывают, что религиозные и культурные причины могут привести к серьезным политическим и экономическим последствиям.

Конечно же, это является нарушением принципа Режима наибольшего благоприятствования (Most-favoured-nation, MFN), в котором говорится о равенстве всех стран в рамках ВТО и запрете дискриминации любого из членов. На практике же зачастую этот режим нарушается многими странами, в том числе и не исламскими. Но доказать факт дискриминации и сговора крайне трудно и требует больших финансовых вложений, на которые страны не готовы. Тем более, непонятно может ли ВТО рассматривать исламское право в таких спорах как легитимный закон?

Также исламские страны сталкиваются с определенными трудностями при членстве в ВТО, так как ее правила в некоторых моментах ограничивают взаимодействие этих стран между собой. Согласно принципам ВТО, ни одна страна не может устанавливать особые привилегии своим торговым партнерам (например, заниженные тарифы). Однако эту проблему можно решить путем создания региональных торговых соглашений между членами ВТО. В соответствии со статьей 24 GATT, страны могут создавать такие соглашения в качестве особого исключения, хотя иногда это может нарушить принцип MFN. В последние годы обсуждается инициатива исламских стран о формировании торгового блока под эгидой ОИС, который мог бы способствовать вступлению в торговую организацию исламских стран – не членов ВТО. Афганистан, Алжир, Ирак, Иран, Ливан и Ливия могли бы войти в такую многостороннюю торговую систему. ОИС, являясь влиятельной организацией, может обеспечить прочную основу для проведения переговоров по вступлению в ВТО стран, не являющихся ее членами.

Логика создания такого торгового блока очевидна — гораздо легче вести переговоры с одним органом вместо того, чтобы участвовать в двусторонних переговорах с различными государствами. А выгоды присоединения оставшихся исламских стран к ВТО очевидны — эта политика будет способствовать формированию в исламских странах общей позиции в рамках торговой организации. А также позволит расширить общий рынок между этими странами. В настоящее время на долю торговли между исламскими странами приходится около 13 процентов от их общего объема торговли.

Антидемпинг позиционируется как защитный инструмент для рынка развивающихся стран, но на практике большинство антидемпинговых расследований проводится именно против развивающихся стран и требует от них больших финансовых затрат. Политическая причина антидемпинговых мер – защита местных производств и локальных рынков стран-участниц ВТО. Примером подобной защиты может служить «фисташковый» конфликт между Ираном и США. В свое время Иран был доминирующим поставщиком фисташек на мировом рынке. Но в 1987 году калифорнийские производители, воспользовавшись напряжением между США и Ираном, убедили государственные структуры поднять ввозную пошлину для иранских фисташек на 241 процент. Таким образом, устранив конкуренцию на внутреннем рынке, производители США быстро развили свое производство и стали вторыми мировыми производителями фисташек после Ирана.

В 2001 году 24 различные страны инициировали антидемпинговое расследование, и многие из них – развивающиеся страны. Исламских стран, которые используют антидемпинговые инструменты, не так много. Число антидемпинговых инициатив в исламских странах с 1995 по 2001 год: Индонезия – 41, Турция – 34, Египет – 31, Малайзия – 17 (по данным ВТО). Среди исламских стран, Индонезия больше всего подвергалась антидемпинговым расследованиям, за ней следуют Малайзия, Турция и Египет. С 2000 года уже большее число исламских стран были включены в процесс антидемпингового расследования, включая, Алжир, Бахрейн, Бангладеш, Иорданию, Оман и Катар. Список товаров, которые являются предметов антидемпинговых разбирательств, простирается начиная со стали и автомобилей и заканчивая газовыми светильниками.

Также актуальным представляется вопрос о реакции банковской и страховой сферы на вступление страны в ВТО. Ведь членство в торговой организации имеет последствия не только для торговли, но и для сферы финансовых услуг. В некоторых исламских странах, таких как Египет и Сирия, банковская система в значительной степени принадлежат государству. Есть страны, где существуют ограничения на долю собственности иностранных компаний в местных банках, в частности, в Кувейте и Саудовской Аравии. Приватизация государственных банков, а также устранение ограничений по праву собственности, может привести к поглощению местных банков транснациональными корпорациями.

Исламские банки особенно уязвимы к поглощению ввиду их относительно небольшого размера. Так уже были некоторые попытки консолидации исламского банкинга, в частности, предполагаемое слияние кувейтского Institutional Investor и бахрейнского Al Baraka, но переговоры были приостановлены в 2002 году. Бахрейнский банк Ahli Commercial Bank BSC (ACB) объединился с лондонским United Bank of Kuwait PLC (UBK), куда вошел и исламский филиал банка. В некоторых исламских странах существует запрет на создание традиционными банками «исламских окон». Например, в Катаре, Казахстане. Также запрет постепенно вводится и в других странах, например, Индонезии. До сих пор крупные многонациональные корпорации не поглотили именно исламские банки, хотя заинтересованы в этом финансовом направлении. Возможно, это означает, что исламский банковский сектор защищен лучше традиционного в исламских странах-участницах ВТО.

Обзор торговой политики Пакистана в рамках ВТО отметил приверженность Пакистана либерализации в рамках GATS примерно по сорока направлениям, включая банковское дело, страхование, бизнес и коммуникации. Пакистан запросил и получил освобождения от принципа MFN в сфере финансовых услуг, куда также вошло и исламское финансирование. Это решение в рамках ВТО демонстрирует, что глобализация может оказаться полезной для некоторых областей экономики, сделав их более открытыми международному уровню, но вместе с тем защитив их на локальном уровне. Малайзия может быть примером такого сочетания и проводником между исламским финансовым сектором и международными финансовыми институтами, в частности, МВФ. В Куала-Лумпуре расположена штаб-квартира Совета по исламских финансовым услугам (Islamic Financial Services Board, IFSB), который был создан в 2002 году после встречи в МВФ в Вашингтоне участников из ряда исламских стран, включая Иран, Кувейт, Пакистан, Саудовскую Аравию, Судан и ОАЭ, а также представители Исламского банка развития (Islamic Development Bank, IDB) и Организация по бухучету и аудиту для исламских финансовых институтов (Accounting and Auditing Organization for Islamic Financial Institutions, AAOIFI).

В заключение можно отметить, что исламские страны на сегодня успешно интегрируются в международную торговую систему. Что, несомненно, дает положительный сигнал для тех исламских стран, которые не являются членами ВТО. В наш век глобализации оставлять свои внутренние рынки закрытыми для международной торговли кажется недальновидным, но и опасность конкуренции при открытии их для иностранных товаров и услуг все еще остается высокой. Именно такие вопросы предстоит в ближайшее время решать тем странам, которые собираются вступить в ВТО. В частности, это же предстоит сделать и России, которая шла к вступлению в ВТО долгих 18 лет. Может ли как-то повлиять вступление России на улучшение торгово-экономических отношений со странами исламского мира, являющимися членами ВТО, трудно сказать. Эксперты не берутся судить о таких перспективах. Вряд ли на пути взаимоотношений стояли препятствия, которые нельзя было разрешить вне рамок ВТО. Но, возможно, рынок России станет более открытым и защищенным, а, следовательно, и более привлекательным для иностранных инвесторов. В том числе и для инвесторов из исламских стран.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here